+7(499)495-49-41

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (Головко Л., Коробеев А., Лопашенко Н., Пашин С., Резник Г., Богуш Г., Есаков Г.)

Новости

Выбрать год:

  • 2018
  • 2017
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010
  • 2009
  • Все

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедевлетом прошлого года предложил дополнить УК главой об “уголовно наказуемом проступке”.

Выступая на совещании-семинаре председателей региональных судов в начале этой недели, он отметил, что к такому проступку можно было бы отнести клевету, использование заведомо подложных документов и причинение легкого вреда здоровью.

Однако экспертное сообщество настроено не так уверенно, мнения юристов разделились: одни считают, что курс на гуманизацию уголовного права взят верно, другие уверены, что надо развивать уже имеющиеся меры, в том числе, административную преюдицию.

Содержание

Уголовный проступок «просто просится в УК»

За введение уголовного проступка выступила профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной юридической академии Наталья Лопашенко.

 Онанастаивала на необходимости снижения репрессивности уголовного законодательства. По ее мнению, действующий уголовный кодекс чрезвычайно закриминализирован.

“Реформа, направленная на снижение репрессивности уголовного законодательства действительно нужна”, – уверена Лопашенко.

Она считает, что сегодня наиболее эффективный способ достичь результатов в этой сфере – прямая декриминализация. “Что касается скрытой декриминализации, то здесь можно ввести дополнительные условия уголовной ответственности, тогда норма станет четче”, – пояснила эксперт.

Поддержал ее профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В. Я. КикотяНиколай Кадников, который предложил опробовать институт уголовного проступка сначала на преступлениях несовершеннолетних, затем ввести его в сферу экономических преступлений.

О том, что уголовный проступок “просто просится в УК” говорила и завкафедрой уголовно-процессуального права МГЮА Лидия Воскобитова. По ее мнению, необходимо всерьез задуматься о введении этого понятия, однако “нельзя это сделать одним росчерком пера”.

“Задуматься об этой категории можно, в том числе, через проблему природы административных правонарушений и юрисдикции, которая обеспечит разрешение этих дел в соответствии с требованиями, которые предъявляются сегодня правилами рассмотрения споров”, – полагает Воскобитова.

Она отметила, что ввод уголовного проступка требует серьезно пересмотра теоретической базы уголовного права, определения критериев разграничения правонарушений, а также подготовки грамотных законодательных актов.

“Надо, чтобы государство поставило такой заказ и сформировало бы экспертные группы”, – уверена юрист.

Уголовный  проступок или административная преюдиция

Завкафедрой уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета Владимир Коняхин в своем выступлении отметил, что сегодня порядка 65% ученых поддерживает введение уголовного проступка. Одной из главных целей ввода нового института он считает то, что уголовный проступок положительно повлияет на статистику преступлений, а также защитит интересы правоприменительного свойства.

О том, что введение уголовного проступка “напрашивается само собой” говорил и заместитель директора Института  законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Илья Кучеров.

Однако, по его мнению, “надо выбирать что-то одно: или проступок, или [административная] преюдиция”. “Проступки позволят упростить расследование, сократить сроки и снизить процессуальные требования.

Возникает вопрос, в чьей компетенции рассмотрения они будут, я думаю, что мировые судьи вполне справятся”, – предложил свой вариант Кучеров. 

Он также добавил, что уже есть правовая предпосылка введения уголовного проступка – декриминализация части составов путем расширения видов наказаний, не связанных с лишением свободы.

Необходимости в гуманизации законодательства нет

Однако так оптимистично настроены далеко не все. Заведующий кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ Леонид Головко заявил, что он противник введения уголовного проступка.

По его мнению, никаких позитивных изменений ждать не стоит. “Во-первых, мы это просто сделать не сможем, а, во-вторых, в лучшем случае, судья вынужден будет применять не очень хороший закон.

Я не вижу никаких эффективных результатов от этой реформы”, – озвучил свою точку зрения Головко.

Во введении уголовного проступка нет целесообразности, уверена профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО МИД России Элина Сидоренко.

По ее мнению, сегодня вопрос о гуманизации уголовного законодательства остро не стоит, и нужно развивать то, что уже создано – административную преюдицию, которая представляет собой “мостик” между уголовным и административным деянием. “Мы должны ее исправить.

Мы должны убрать из нее откровенные недостатки, но топить сам институт не надо”, – считает профессор.

Оптимизации УК – быть

Завкафедрой уголовного права и криминологии Всероссийского государственного университета юстицииНикита Иванов раскритиковал законодателя за нечеткие указания в области уголовного права.

“Законодатель не ведает, что творит, он создает такие феномены, которые напоминают Бабу Ягу, превращающуюся в красавицу”, – сравнил эксперт, предполагая, что такая же участь может постигнуть и обсуждаемую новеллу – уголовный проступок.

О деятельности законодателя говорил и заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Дальневосточного федерального университета Александр Коробеев. Он отметил, что печальные последствия увлечения законодателя административной преюдицией можно увидеть на примередела Ильдара Дадина.

По мнению Коробеева, минусов в процессе декриминализации с использованием уголовного проступка и административной преюдиции больше, чем плюсов. “Не стоит смешивать божий дар уголовного права с административно-правовой яичницей. Уголовный кодекс надо делать маленьким и жестким, а не продолжать его сохранять в качестве мягкого и аморфного.

Тогда не потребуется вводить уголовный проступок”, – считает Коробеев.

В том, что УК необходимо оптимизировать уверен заведующий отделом уголовно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия Юрий Пудовочкин, который считает, что ждать от проступка гуманизации уголовной позиции нельзя.

Единственное, для чего он будет нужен – чтобы использовать его в качестве инструмента для инвентаризации уголовного и административно законодательства. “Начинать же совершенствование уголовного закона нужно с категории уголовного наказания”, – уверен эксперт.

По его мнению, сегодня уголовно-правовая политика преподносится с идеей гуманизации, хотя в ее основе могут лежать различные причины, например, попытка заработать. “Уголовный кодекс превратился в средство пополнения федерального бюджета”, – аргументирует свою позицию Пудовочкин.

Источник:https://pravo.ru/review/view/138633/?cl=DT

Источник: http://defence-line.ru/news/zakonodatel-ne-vedaet-chto-tvorit-juristy-obsudili-perspektivy-ugolovnogo-prostupka.htm

«Законодатель не ведает, что творит»: юристы обсудили перспективы уголовного проступка…

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (Головко Л., Коробеев А., Лопашенко Н., Пашин С., Резник Г., Богуш Г., Есаков Г.)

Нужно ли вводить в Уголовный кодекс понятие «уголовного проступка», какие преступления отнести к этой категории, назрела ли реформа, направленная на снижение репрессивности уголовного законодательства, а также другие вопросы по совершенствованию уголовного права обсудили в Верховном суде на научно-практической конференции «Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России: основные проблемы применения и направления совершенствования».

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев летом прошлого года предложил дополнить УК главой об «уголовно наказуемом проступке».

Выступая на совещании-семинаре председателей региональных судов в начале этой недели, он отметил, что к такому проступку можно было бы отнести клевету, использование заведомо подложных документов и причинение легкого вреда здоровью.

Однако экспертное сообщество настроено не так уверенно, мнения юристов разделились: одни считают, что курс на гуманизацию уголовного права взят верно, другие уверены, что надо развивать уже имеющиеся меры, в том числе, административную преюдицию.

Административная преюдиция в уголовном праве

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (Головко Л., Коробеев А., Лопашенко Н., Пашин С., Резник Г., Богуш Г., Есаков Г.)

По мнению авторов, административное правонарушение, даже совершенное во второй раз, по своей природе не должно влечь уголовной ответственности.

Сохранение административной преюдиции в составах преступлений свидетельствует не о принципиальной позиции законодателя, а «скорее об инерции его мышления и живучести стереотипов, сформировавшихся в уголовном праве в последние десятилетия.

Повторные административные правонарушения, безусловно, должны влечь более строгие меры воздействия, но обязательно в рамках своей отрасли права. Поэтому целесообразно последовательное и полное исключение административной преюдиции из уголовно-правовых норм» Тарбагаев А.Н. Административная ответственность в уголовном праве //Правоведение. — 1992. — № 2. — С. 68. .

Ученые по-разному отнеслись к данным нововведениям. Поэтому необходимо проанализировать являются ли данные изменения позитивным моментов, и будет ли усовершенствование законодательства в реалии. По мнению М.В.

Бавсуна административная преюдиция при ее грамотном использовании может стать эффективным средством противодействия преступности и будет способствовать достижению следующих основных результатов: повысит эффективность практического применения уголовного законодательства, обеспечит реализацию принципа экономии мер уголовной репрессии и исключит случаи объективного вменения [2]. А.П. Шергин считает административную преюдицию правовым средством борьбы не только с административными проступками, но и с преступными деяниями. Необходимо отметить, что административная преюдиция оживит неработающие нормы уголовного права, поможет в разграничение проступков и правонарушений от уголовных деяний. Ведение административной преюдиции было бы эффективным средством разграничения преступлений и административных правонарушений против охраны окружающей среды, например, загрязнение атмосферы и др. Существенным образом повысится и роль уголовного законодательства в части его эффективности по предупреждению преступлений, поскольку лицо, совершившее административное правонарушение, будет предупреждено о возможности привлечения к уголовной ответственности в случае совершения еще одного такого же правонарушения. Если обратиться к зарубежному опыту, то данное явление мы найдем в УК Белоруссии. Так, ст. 32 УК Беларусии устанавливает административную преюдицию при совершении следующих преступлений: (ст. 177-1) незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей; (ст. 188) клевета; (ст. 189) оскорбление; (ст. 201) незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности; (ст. 224) незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь и др. Противники административной преюдиции считают, что излишнее смягчение уголовной ответственности и уголовного законодательства, наоборот, повысит уровень преступности.

Административная преюдиция в уголовном праве Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Представляется, что подобные прею-диции, в том числе административные пре-юдиции в уголовном праве, можно назвать общими преюдициями. К общим административным преюдициям в уголовном праве можно отнести все преюдиции, которые вытекают из норм с бланкетными диспозициями.

Административная преюдиция: понятие и значение

  • Четыре случая предусматривают два основных последствия.
  • Семь случаев предусматривают три основных наказания.
  • Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
  • Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
  • Два случая предусматривают шесть наказаний.

Рекомендуем прочесть:  Арбитражные дела по инн

Административная преюдиция в российском уголовном праве: проблемы квалификации (Сидоренко Э

Если исходить из того, что вступление в силу постановления по делу об административном правонарушении является одновременно и временем привлечения лица к административной ответственности, и началом отбытия им административного наказания, возникает вопрос о целесообразности использования различных законодательных конструкций для описания одного и того же юридического явления. Единственно возможным оправданием данного разделения может служить необходимость определения конечного срока для зачета ранее совершенного правонарушения

Административная преюдиция

Не меньшее количество вопросов возникает и в части определения того, возможно ли приготовление ко второму административному правонарушению и будет ли содеянное в целом считаться преступлением? Возможно ли соучастие в преступлении и рецидив преступлений в анализируемом случае, поскольку традиционное понимание этих институтов порождает определенные трудности при применении норм с административной преюдицией.Возникают отдельные вопросы при применении данного института и в иных случаях.Например, что считать смягчающими и отягчающими уголовное наказание обстоятельствами? Наличие ли таковых в первом административном правонарушении, во втором (и последующих) или возможное «суммирование» всех обстоятельств, как смягчающих, так и отягчающих.

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (журнал — Закон, N 2, февраль 2017 г

Конечно, отрадно, что незаконно осужденный И. Дадин в результате оказался на свободе, а толкование ст. 212.1 УК, данное КС, делает ее применение на практике малореальным. Впрочем, Суд не сделал главного: не признал саму практику такого законодательного произвола в сфере уголовного права не соответствующей Конституции.

Тем самым, на мой взгляд, КС не выполнил свою обязанность по избавлению российского законодательства от хотя бы одного из сорняков, не поставил заслон на пути появления в УК новых положений, отвлекающих внимание и ресурсы правоприменительных органов от противостояния реальным вызовам и угрозам и борьбы с реальной, а не искусственно сконструированной законодателями преступностью.

Научная новизна: авторы, отказавшись от формального подхода к институту административной преюдиции как в российском уголовном праве, так и в его зарубежных аналогах, считают, что в центре внимания должна оказаться личность преступника как ключевойфактор легализации административной преюдиции. Вданном контексте утверждается наличие непосредственной связи между характеризующими личность правонарушителя особенностями, в том числе его склонностью к аморальному, противоправному поведению, и совершением им впоследствии преступного деяния.

Научная статья по теме АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПРЕЮДИЦИЯ КАК СРЕДСТВО КРИМИНАЛИЗАЦИИ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ Государство и право

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. также предусматривался ряд деяний, которые признавались преступными лишь в том случае, если они были совершены лицом после применения к нему за такое же деяние мер административного воздействия. В частности, согласно ст. 60 УК 1926 г.

в случае неплатежа в установленный срок налогов и сборов по обязательному страхованию, несмотря на наличие к тому возможности, в случае применения мер взыскания в виде описи имущества или продажи описанного имущества с торгов хотя бы один раз в предшествующем или текущем окладном году в первый раз к виновному лицу применяется штраф в размере тех же платежей, во второй раз — исправительно-трудовые работы на срок до шести месяцев.

Что такое преюдиция

Отличие арбитражной преюдиции от гражданской состоит в том, что по ч. 2 статьи 69 АПК РФ полного совпадения лиц, участвующих в процессе, не требуется.

Заинтересованные лица могут быть заменены другими, а вот обстоятельства играют важную роль и не могут быть изменены, так как обладают правовым значением для нового спора.

Следует, что для новых лиц преюдиция не имеет обязательного характера.

— В-третьих, возникает закономерный вопрос: Почему именно по 12 составам данный законопроект предполагает введение административной преюдиции, почему именно незаконное производство аборта, уклонение от уплаты налогов, а не, скажем, побои или нарушение авторских и смежных прав? Ответы на данные вопросы могла бы дать криминологическая экспертиза данных составов, однако, инструментарий криминологии в который раз остался в стороне от внесения изменений в уголовное законодательство. По моему мнению, усиливать или ослаблять уголовную или административную ответственность за соответствующие преступления следует не в зависимости от политической коньюнктуры, а лишь на основании конкретных и достоверных статистических данных о состоянии и динамике за много лет деликтов определенных видов, в первую очередь данных о рецидиве преступлений и административных правонарушений.

В 2014 году была введена в действие часть 2 статьи 314.1 УК РФ (уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений).

Содержащаяся в ней норма налагает уголовную санкцию за неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом , сопряженное с совершением данным лицом административного правонарушения против порядка управления (за исключением административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность. В примечание к указанной статье отмечено, что неоднократным несоблюдением лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, признается несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом , при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние два раза в течение одного года.

Особенности квалификации преступлений в условиях наличия административной или дисциплинарной преюдиции

По своей конструкции составы преступлений с административной или дисциплинарной преюдицией являются формальными. Поэтому обязательным признаком объективной стороны преступления является наличие только общественно опасного деяния. Преступление считается оконченным с момента совершения действий (или одного из нескольких), предусмотренных в диспозиции статьи Особенной части УК.

Доступ ограничен

«Просмотр реестра» на сайте http://eais.rkn.gov.ru/

  • Указатель страницы и (или) доменное имя, сетевой адрес включены в Реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространяемую с нарушением исключительных прав.
  • Ориентир для судов

    Убежден, что признание практики образования составов с административной преюдицией, соответствующей Конституции РФ, в полной мере согласуется и с теорией криминализации.

    Основанием криминализации является общественная опасность акта человеческого поведения, которая слагается из общественной опасности деяния и общественной опасности личности его субъекта.

    Уголовная политика нашего государства в разные исторические периоды впадала в крайности в этом вопросе, преувеличивая то опасность деяния, то опасность личности. Думается, в вопросах криминализации, равно как и во многих иных, истина находится посредине.

    Здесь золотая середина видится в том, чтобы криминализация опиралась на учет как объективных свойств общественной опасности человеческого поведения, так и опасности личности преступника.

    Источник: http://russianjurist.ru/nasledstvo/administrativnaya-preyuditsiya-v-ugolovnom-prave

    Административная преюдиция: понятие и значение :

    Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (Головко Л., Коробеев А., Лопашенко Н., Пашин С., Резник Г., Богуш Г., Есаков Г.)

    В абсолютно любом судебном процессе (арбитражном, уголовном, административном, гражданском) существует множество тонкостей практического плана. Кстати, среди них немало нюансов юридического характера.

    Что такое административная преюдиция в уголовном праве? В каких случаях она возникает? Каково ее значение непосредственно для завершения судебного разбирательства? На эти и другие не менее интересные вопросы можно отыскать ответы в процессе прочтения данной статьи.

    Понятие административной преюдиции

    Как выяснилось, под преюдицией следует понимать юридический нюанс законодательства неформального характера. Как правило, в него посвящаются лишь некоторые специалисты.

    Так, преюдиция в административном процессе рассматривается юристами, судьями, адвокатами и так далее.

    Важно отметить, что любому лицу, которому предстоит принимать участие в судебном процессе, необходимо знать основную информацию о ней.

    Преюдиция – не что иное, как малоисследованное, но в то же время сложное явление правовой направленности. Его определение, как правило, не наделено однозначным пониманием в отношении современного права и не представлено в нормативах большего числа его отраслей.

    Преюдиция по административному делу как понятие правовой природы появилось в римском праве.

    Как известно, последнее, совместно со своими юридическими категориями, нормами и терминами сформировало правовую основу других государств.

    В свою очередь, латинский язык превратился в инструмент, а также источник появления принципиально новых направлений и понятий как в России, так и в европейских странах.

    Латинское происхождение

    Термин «административная преюдиция» произошел непосредственно от латинского слова praejudicium.

    Оно переводится как предварительное решение вопроса или же обстоятельство, которое в полной мере позволяет судить по поводу ожидаемых последствий.

    Praejudicium состоит из двух элементов: praecedo – предшествовать, идти впереди; praeiudico – судить наперед предварительно. Так, в результате синтеза данных составляющих выявляется смысл современного термина «административная преюдиция».

    Необходимо отметить, что уголовная ответственность, будучи основополагающим институтом права, является необходимым инструментом организации нормальной общественной жизни. Она служит специфическим средством поддержания и охраны порядка в кругу наиболее важных отношений общественного характера, который очерчен непосредственно законодательными нормами.

    Единственным и основным источником рассматриваемой категории служит уголовный закон. Он же подразумевает исчерпывающий список действий, признаваемых преступлениями.

    Таким образом, уголовный закон способен возлагать на граждан в пределах правоотношений регулятивного характера четко выявленный круг обязанностей. Исполнение последних, так или иначе, подкрепляется посредством возможности использования государственного принуждения.

    Необходимо дополнить, что при совершении преступления начинает работать механизм отношения уголовно-правовой направленности, главным итогом чего служит осуществление санкции.

    В процессе конструирования определенных преступлений в УК РФ законодатель определил обязательным условием реализацию второго правонарушения непосредственно после наложения взыскания административной природы за первое правонарушение аналогичного характера. Сюда можно отнести незаконное открытие банковских счетов за пределами страны или же мелкое хищение, совершаемое повторным образом.

    Сущность административной преюдиции

    Представленное выше явление правовой природы определяется названием “административная преюдиция в уголовном праве”. Совершенно неудивительно, что оно на протяжении многих лет провоцирует споры в кругу ученых, которые касаются в первую очередь необходимости рассматриваемой ситуации в уголовном праве.

    Таким образом, в профессиональной литературе существует такая точка зрения, что никакое правонарушение административного характера нельзя наделить общественной опасностью, которая является специфической криминальной характеристикой определенного деяния.

    Именно данный факт служит причиной тому, что некоторое количество правонарушений просто-напросто не может механическим образом перерасти в принципиально новое качество – преступление.

    Административная преюдиция в уголовном праве РФ, в соответствии с мнением многих отечественных авторов, состоит в том, что действие превращается в преступление исключительно тогда, когда оно может быть осуществлено на протяжении годового периода времени непосредственно после назначения административного взыскания за аналогичное нарушение. Объяснение столь интересному шагу законодателя возможно отыскать в стремлении эффективным образом установить рамки числу деяний, которые не достигают уровня общественной опасности, описываемой актуальные преступления, но широко распространены, и поэтому мешающие адекватной деятельности государственных управленческих органов. С другой стороны, административная преюдиция криминализации из-за полного отсутствия правового основания вследствие проведения анализа юридических нормативов в уголовный закон не включается.

    Интересный вопрос

    Целесообразно ли придерживаться того мнения, что проступок административного характера, совершенный повторным образом непосредственно после направления взыскания за подобное нарушение, на самом деле превращается в преступление? На данный вопрос непременно стоит дать отрицательный ответ. Административная преюдиция в административном праве предполагает то, что рассмотренное выше правонарушение не способно формировать принципиально новое качество. Иными словами, оно не может менять степень и направленность общественной опасности. Аналогичное положение напрямую исходит и из содержания закона, где указано, что повторное действие противозаконного характера должно быть идентично в плане своей природы тому, за которое ранее использовались определенные меры в отношении административного взыскания.

    В соответствии с мнениями отечественных авторов, правонарушение административной направленности, даже реализованное во второй раз, по собственной сущности не влечет за собой уголовной ответственности. Так, административная преюдиция в административном праве, безусловно, сохраняется.

    Однако данное сохранение говорит не о конкретных принципах в точке зрения законодателя. Скорее всего, вопрос касается инерции в отношении его мыслительных процессов и актуальности уже традиционных стереотипов, которые сформировались в уголовном праве лишь в последние годы.

    Административные правонарушения повторного характера, так или иначе, должны вести к более серьезным мерам воздействия, конечно же, в пределах соответствующей правовой отрасли.

    Именно поэтому административная преюдиция в уголовном праве РБ и РФ должна быть последовательным и полным образом исключена из актуальных нормативов.

    Принципиально иное мнение

    Важно отметить, что в современной литературе нередко можно встретить и противоположную представленной в предыдущей главе точку зрения. Так, в соответствии с мнением Милюкова С. Ф., административная преюдиция в уголовном праве в совокупности с административным позволяет укрепить данный союз.

    С одной стороны, она позволяет предупредить правонарушителя на весьма раннем этапе развития свойственной ему «карьеры». Последняя, так или иначе, опасна для общества. А с другой, преступления с административной преюдицией дают возможность определенным образом обеспечить экономию уголовной репрессии.

    Последнюю из представленных процедуру целесообразно производить за исключением ущерба в отношении интересов законопослушных граждан. Какие же сферы актуальны в плане данного вопроса?

    Административная преюдиция в УК РФ устанавливается в области оборота психотропных веществ, а также их аналогов; наркотических средств; противодействия разнообразным правонарушениям экологической сущности (к примеру, браконьерству); обеспечения абсолютной безопасности на дорогах и так далее.

    Преюдиция в российской литературе

    У некоторых российских авторов ранее существовало собственное мнение по поводу рассматриваемого в статье вопроса. Так, они считали, что административная преюдиция в любом случае должна использоваться в виде соответствующих конструкций юридической направленности.

    Авторы были твердо уверены в том, что не существует значимых препятствий ни теоретической, ни нормативной природы, которые были бы способны исключить использование данного приема правовой техники. Однако актуальным условием, так или иначе, должны были служить четко разработанные сопутствующие административно-правовые нормы.

    Тогда административная преюдиция декриминализации могла бы в полной мере использоваться в нормативах уголовного законодательства.

    Первое упоминание

    Интересно отметить, что рассматриваемый в статье термин впервые упоминался в 1994 году в Уголовном кодексе 1960 года части второй статьи тридцатой «Штраф». Необходимо дополнить, что в первом упоминании не давалось определения данному понятию и не обозначались соответствующие признаки, его характеризующие.

    Административная преюдиция (другое ее название – дисциплинарная) в плане своей сущности была раскрыта непосредственно с момента введения нового Уголовного кодекса в 1999 году в статье тридцать второй.

    Там отмечалось, что в случаях, которые предусмотрены посредством Особенной части УК, уголовная ответственность за проступки, не являющиеся общественно опасными в крупных масштабах, наступает тогда, когда деяние реализовано в течение годового периода непосредственно после наложения дисциплинарного или административного взыскания за подобное нарушение.

    Принципы уголовной ответственности

    В приведенной выше Общей части УК 1999 года формируются принципы применения и предшествующего данному использованию установления уголовной ответственности за определенные преступления, которые не представляют масштабной опасности непосредственно для общества. Среди данных признаков такого рода преступлений особенно выделяется административная (иными словами, дисциплинарная) преюдиция.

    По уголовному законодательству, представленный признак, так или иначе, может применяться законодателем в случае установления уголовной ответственности за определенные противозаконные деяния, не являющиеся особо опасными для населения (в соответствии с частью второй статьи двенадцатой УК Российской Федерации). Тогда, когда лицо привлекается к уголовной ответственности, данный признак наделяется уголовно-правовым значением лишь в течение годового периода непосредственно после направления на это лицо дисциплинарного или административного взыскания за подобное правонарушение.

    Наказание при административной преюдиции

    Для начала необходимо отметить, что теоретический аспект уголовного права, по мнению исследователей, говорит об исключении широких санкций способствования в отношении единообразия судебной практики. Почему? Дело в том, что они позволяют допускать различного рода наказания за аналогичные проступки при условии аналогичной информации о личности непосредственно виновного лица.

    Кроме того, исследователи доказывают, что наиболее серьезные затруднения испытывают именно судьи. Почему? Дело в том, что процесс определения конкретной наказательной меры в отношении подсудимого при условии отсутствия в некотором смысле четких ориентиров, которые даны непосредственно законодателем, достаточно сложен.

    Дополнительная информация

    Как было указано, в УК РФ содержится тридцать шесть составов в отношении проступков, в конструкции которых законодатель предусмотрел административную преюдицию. Санкции данных составов подразумевают следующие разновидности наказаний:

    • Назначение лицу общественных работ – в двенадцати составах.
    • Назначение штрафа – в тридцати трех составах.
    • Назначение исправительных работ – в двадцати составах.
    • Назначение ареста – в двадцати восьми составах.
    • Ограничение свободы незаконопослушного лица – в девятнадцати составах.
    • Лишение лица права занимать конкретные должности (или же продвигать определенные виды деятельности) – в десяти составах.
    • Лишение свободы – в двенадцати составах.

    Необходимо дополнить, что в пяти санкциях законодательным образом разрешается к основному виду наказания назначать дополнительное. Как правило, это лишение права (шестой пункт перечня, представленного выше).

    Из списка видно, что в процессе конструирования санкций в первую очередь законодатель выдвинул на передний план такие наказания, как арест и штраф.

    Важно отметить, что абсолютно все санкции, которые указаны в составах проступков, носят альтернативный относительно определенных характер:

    • Четыре случая предусматривают два основных последствия.
    • Семь случаев предусматривают три основных наказания.
    • Пятнадцать случаев предусматривают четыре наказания.
    • Шесть случаев предусматривают пять наказаний.
    • Два случая предусматривают шесть наказаний.

    Исключение из вышеперечисленных пунктов составляет статья 411 Уголовного кодекса. Ее санкция, так или иначе, предусматривает лишь единственную разновидность наказания, а именно лишение свободы. Более того, абсолютно все виды последствий наделены определенным диапазоном непосредственно между их нижними и верхними границами.

    Возможность выбрать альтернативные лишению свободы наказания за те или иные проступки, которые не представляют особой опасности для общества, предоставленная со стороны закона, в соответствии с точкой зрения осуществления целей уголовного типа ответственности в случае назначения конкретного наказания, так или иначе, должна давать ориентир судебной практике не на подобные наказания за аналогичные проступки, а на максимальный уровень его индивидуализации в процессе назначения. В соответствии с точкой зрения исследователей, основная проблема заключается не в широте непосредственно санкции, а в соблюдении приведенного выше принципа, состоящего в индивидуализации наказания.

    Таким образом, в юридической практике на сегодняшний день актуально следующее правило: рамки санкций в отношении уголовного закона нужно относить к оптимальным тогда, когда определенный ими диапазон выбора размера и вида наказательной меры позволяет судье максимальным образом индивидуализировать наказание в процессе его назначения.

    Источник: https://BusinessMan.ru/administrativnaya-preyuditsiya-ponyatie-i-znachenie.html

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.