Адвокатская монополия анонсирована (Кузнецов Г.)

Содержание

Возражения против адвокатской монополии — 2

Адвокатская монополия  анонсирована (Кузнецов Г.)

27 октября 2010

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Должны ли адвокаты обладать монополией на юруслуги? Евгений Шестаков высказывает аргументы против

Пока на суд общественности не представлена модель реформирования юридической профессии, говорить о плюсах и минусах, перспективах и последствиях мы можем лишь абстрактно. Тем не менее, существует ряд основополагающих моментов, из которых нужно исходить при оценке процессов, происходящих на рынке юридических услуг в России.

Занимательное правоведение

В российской правовой действительности сложилась ситуация, когда физические лица воспринимаются законодателем и, следовательно, правоприменителями как наиболее слабая сторона в любых правоотношениях с юридическими лицами и органами государственной власти.

Такая слабость проявляется прежде всего в презумпции их правовой неграмотности и незащищенности. Причем степень этой «недееспособности» такая, что оказание массовой бесплатной юридической помощи гражданам возведено в ранг социальной политики нашего государства.

Показательным примером служит законодательство в области трудовых и потребительских отношений, а также практика его применения с перекосом в сторону несправедливо обиженных, несчастных и неграмотных работников и потребителей.

Есть еще банальный пример — уголовный процесс, в котором слабой стороне, находящейся под прессингом государственного обвинения, гарантирована квалифицированная юридическая помощь, впрочем, далеко не эффективная, учитывая обвинительный уклон уголовного правосудия в России.

В озвученном контексте разумно употреблять словосочетание «юридическая помощь» в лексическом его значении, которое упрощенно можно определить как профессиональное адвокатское содействие физическим лицам по защите их прав. При таком терминологическом подходе государственное вмешательство в отношения между лицами, оказывающими юридическую помощь, и лицами, ее получающими, выглядит как логичная, оправданная и разумная мера.

Другая российская правовая традиция — восприятие законодателем участников экономических правоотношений, а именно хозяйственных обществ и других юридических лиц, а также граждан, обладающих статусом индивидуального предпринимателя, как неких профессионалов, которые в силу своего положения должны разбираться во всем, что касается их деятельности; должны всегда действовать с должной внимательностью и осмотрительностью при осуществлении своих прав и обязанностей; отвечать за свои действия даже без вины.

Предполагается, что указанная группа субъектов может и должна обслуживать свои юридические потребности самостоятельно, привлекая в случае необходимости сторонних консультантов и неся полную ответственность за свой выбор перед всеми.

Здесь имеет смысл употреблять словосочетание «юридические услуги», подразумевающее наличие свободного рыночного и договорного характера отношений, которые позволяют иметь возможность выбора любого исполнителя юридических поручений.

Такой исполнитель, будь он адвокат или частнопрактикующий юрист, так же, как и заказчик, является участником свободных экономических отношений — равноправной и независимой стороной гражданско-правового договора на оказание юридических услуг.

Слева направо: Василий Рудомино, председатель коллегии адвокатов АЛРУД;Генри Резник, президент Адвокатской палаты г. Москвы;Елена Борисенко, директор Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции РФ;Юрий Любимов, заместитель министра юстиции РФ;

Евгений Шестаков, управляющий партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Первое объективное препятствие

Планируемое изменение давно сложившегося порядка вещей введением адвокатской монополии приведет к объединению указанных двух групп к одному знаменателю и допущению, что абсолютно все участники любых правоотношений не в состоянии самостоятельно защищать себя или выбирать на рынке независимых исполнителей для оказания юридических услуг, а нуждаются в правовой помощи со стороны наиболее сильного в этом смысле субъекта — адвоката.

То есть выбор конкретного консультанта для выполнения того или иного юридического поручения никогда не будет больше основываться на принципах свободы договора и свободы конкуренции.

Таким образом, наличествует первое объективное препятствие введения адвокатской монополии — это естественным образом сложившаяся правовая традиция, основанная на современном понимании российским правом свободы предпринимательской деятельности, свободы договора и свободы конкуренции, которая разделяет юридическую помощь и юридические услуги.

Неожиданный эффект адвокатского лобби

Существующий правовой дуализм, на мой взгляд, должен устраивать всех участников дискуссии вокруг юридической профессии, так как невозможно его преодолеть без причинения вреда обеим противоборствующим сторонам, причем, пострадает сильнее всего российская адвокатура.

Об этом косвенно говорил в одной своей работе, посвященной ВТО и юридическим услугам, советник президента Федеральной палаты адвокатов РФ Александр Муранов — один из апологетов адвокатской монополии: «Если попытаться кому-либо в ВТО разъяснить, что юридическую помощь адвокатов в России не следует называть услугами, то вряд ли можно ожидать иной реакции, нежели снисходительное недоумение» [1]. Действительно, термины «рынок» и «торговля» используются в ВТО в отношении всех сфер оказания платных услуг.

Учитывая упорство, с которым российское государство стремится во Всемирную торговую организацию, и факт устранения последнего входного барьера ко вступлению — окончательное согласование позиций России и США, то адвокатам стоит всерьез взволноваться за свою судьбу. Ведь в свете скорого вхождения в ВТО схема объединения юридической профессии под флагом адвокатуры неминуемо приведет к «коммерциализации» адвокатуры и распространению на ее деятельность понятия «юридические услуги», как это принято во всем мире.

Излишним будет говорить о нежелательности для адвокатов такого сценария, ведь тогда адвокатская деятельность перестанет носить публично-правовой характер со всеми вытекающими последствиями.

О них, кстати, красноречиво высказался другой поборник адвокатской монополии — президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник: «У нас написано, что адвокатская деятельность — не предпринимательская и от этого принципа мы не откажемся никогда, потому что он дает практикующим адвокатам ряд неоспоримых привилегий» [2]. Поэтому сторонникам адвокатской монополии необходимо переключиться на сохранение status quo, а не пытаться расширить свое влияние.Есть еще один путь — законодательно жестко разделить юристов на судебных и несудебных, сделав тем самым вид, что взимание платы за представительство в суде — это некоммерческая юридическая помощь, а консалтинг по этому поводу — юридические услуги. Это, на мой взгляд, самый худший вариант для рынка в целом, так как юруслуги станут дороже.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» адвокат Дмитрий Афанасьев: «Разделение адвокатов на судебных и несудебных приведет к существенному удорожанию юридических услуг, поскольку клиент вынужден будет платить двоим» [3].

Эмоциональный аспект

В настоящем эссе можно подробно не писать об эмоциях и целом ряде других субъективных возражений по поводу предстоящего объединения, испытываемых в партии «антимонопольщиков», состоящей из частнопрактикующих юристов и юридических фирм. Об этих страстях я подробно писал ранее в работе «Саморегулирование юристов против адвокатской монополии», опубликованной на портале РАПСИ.

Отмечу только, что столь беспрецедентный накал обеспечила официальная позиция классической российской адвокатуры, обижающая национальный юридический бизнес, который обоснованно видит в этой позиции замах на некий «геноцид» — захват рынка с планируемым почти полным уничтожением его участников.

Например, вот что думает о реформе тот же Генри Резник: «Должен признаться, что нам не очень радостно принять большую армию господ, в принадлежности которых к юридической профессии еще надо разобраться.

У вновь вступивших вчерашних вольных юристов будут свои представления об адвокатской практике, они потребуют свой кусок власти в органах адвокатского самоуправления.

Для нас это головная боль» [4].

Господин Юрий Пилипенко — первый вице-президент ФПА РФ вообще не видит частнопрактикующих юристов, презрительно называя их нежелание становиться адвокатами «бунтом амбарных мышей» [5].

Второе объективное препятствие

Второе объективное препятствие введения полной адвокатской монополии — это установленный законом непредпринимательский характер деятельности адвокатов.

Искусственность и нелогичность такого положения вещей очевидна, ведь оказание платных юридических услуг, пускай даже при действующей сейчас адвокатской монополии в отношении, например, защиты прав подозреваемых в совершении уголовных преступлений, неминуемо порождает внутрикорпоративную конкуренцию с использованием всего набора рыночных инструментов.

Фиктивность непредпринимательской деятельности проявляется в том, что многими адвокатами, а не только немногочисленными известными российскими «юрфирмами», построенными на основе адвокатских бюро и коллегий, выстраиваются параллельные структуры в виде хозяйственных обществ для придания коллективной адвокатской работе организованной формы, для распределения прибыли от оказания «юридической помощи» и закрепления порядка совместного владения таким, с позволения сказать, «адвокатским бизнесом». Так, в Едином государственном реестре юридических лиц можно обнаружить: ООО «Пепеляев групп», ЗАО «Юридическая фирма «ВЕГАС-ЛЕКС», ООО «Юридическая фирма «ЮСТИНА», ЗАО «Юков, Хренов и Партнеры», ООО «АЛРУД», ЗАО «Гольцблат БЛП», ЗАО «Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры» и так далее. И это несмотря на то, что первые лица указанных юрфирм — адвокаты, зачастую имеющие одноименные коллегии и бюро.

Президент адвокатской фирмы «ЮСТИНА» адвокат Виктор Буробин в своей статье «Коммерциализация адвокатуры — благо для ее развития» утверждает: «Запрет на предпринимательство, по существу, нарушает Конституцию РФ. Ведь в данном случае ограничиваются права гражданина, а, как известно, в силу ч. 3 ст.

55 Конституции РФ ограничение прав и свобод граждан допускается только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства.

Совершенно очевидно, что занятие адвокатом предпринимательской деятельностью в области права не посягает ни на один из перечисленных институтов».

Описанные «костыли» позволяют не только вести бизнес адвокатам, но и помогают обходить закрепленный законодательно индивидуальный характер их труда — основу независимости и одновременно главное препятствие в организации эффективной правовой работы для нужд современных бизнес-клиентов, которым требуется не столько судебный представитель, сколько комплекс разного рода услуг правового характера и коллективная проектная работа.

Таково реальное положение, однако использовать финансово-экономическую модель, построенную на механизме обхода закона, для функциональной консолидации отрасли было бы совершенно не верно. Очевидно, что существующие формы адвокатских образований не позволяют легально консолидировать кадровые ресурсы и накапливать прибыль.

А раз нет ресурсов, то нет никакой возможности улучшать материально-техническую базу, развивать технологии проектной работы и коллективные практики, которые базируются на совместной командной работе, традиционных для коммерческих фирм системах мотивации и отношениях власти-подчинения, на долгосрочных надежных иерархических связях в коллективе и, наконец, корпоративной культуре.

Управляющий партнер «Пепеляев Групп» адвокат Сергей Пепеляев в интервью Право.Ru: «Я уверен, что любому адвокату не помешает быть и бизнесменом: правильно организовывать и расширять практику, зарабатывать деньги.

Мне кажется, необходимо создавать адвокатские фирмы, работающие по принципу хозяйственных обществ, то есть с собственниками и наемными работниками (а сейчас адвокат не может быть наемным сотрудником).

Только такая форма позволит создать вертикально-интегрированные коллективы и соответствовать вызовам времени, превратив адвокатскую деятельность в масштабный устойчивый бизнес».

Оставить все как есть?

Отрицать существование такого мощного явления как юридический бизнес и действовать так, будто его нет, сегодня уже не получится даже такой влиятельной корпорации, как российская адвокатура. Ведь взаимный симбиоз этих двух «организмов» зашел настолько далеко, что отделить их друг от друга безболезненно не удастся.

Самым простым выходом для всех было бы оставить все как есть, но активность одной заинтересованной стороны запустила необратимую реакцию, о последствиях которой остается только гадать. Одно только понятно: рынок юридических услуг не останется больше без «отчего» внимания, несмотря на то, что существующее положение вещей находится пока в состоянии уверенного равновесия.

https://www.youtube.com/watch?v=7wIZiyEwjT0

Самое удивительное, что в реформе юридической профессии заинтересованы все, включая представителей юридических ВУЗов, так как престиж юриспруденции серьезно пострадал не в последнюю очередь благодаря уровню подготовки выпускников.

На мой взгляд, наиболее разумным было бы оставить за российской адвокатурой контроль за уголовным процессом и традиционный набор их привилегий.

Отдельно организовав и законодательно закрепив статус профессиональных участников рынка юридических услуг, связанных с представительством по гражданским делам и правовым бизнес-консалтингом.

Для этого подойдет за основу 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях», тем более, что известен более чем положительный опыт саморегулирования — объединение профессиональных участников рынка юридических услуг Уральская правовая палата.

Продолжение дискуссии по теме «авокатская монополия» доступна по ссылке.

на портале Право.Ru и в журнале «ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС» (№17/2010 г.)

[1] А. Муранов. Юристы в режиме конкуренции — оказание платных юридических услуг.

[2] По материалам интернет-конференции Г. М. Резника в компании «ГАРАНТ». 20.03.2010 г. Пресс-служба ФПА РФ

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/vozrazheniya_protiv_advokatskoy_monopolii_2/

Адвокатская монополия на судебное представительство

Адвокатская монополия  анонсирована (Кузнецов Г.)

Одной из целей реформы является превращение работы по оказанию юридической помощи в строго профессиональную и высококвалифицированную услугу. В связи с этим планируется ввести обязательные условие для субъектов юридического бизнеса по систематическому совершенствованию профессионального уровня и повышению квалификации.

Мониторинг сми

Вопросы в профессиональном сообществе вызывает и судьба крупных юрфирм, в штате которых есть значительное количество юристов, не имеющих статуса адвоката.

«По закону адвокат не может состоять в трудовых отношениях, а соответственно при получении статуса адвоката эти юристы должны прекратить трудовые отношения в юрфирме, напоминает Рустам Курмаев.

Возможным выходом из ситуации, считает он, будет внесение изменений в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», которыми будут предусмотрены новые специализированные адвокатские образования.

Адвокатская монополия» анонсирована

«Законодательное закрепление правила, в соответствии с которым правом предоставления юридических услуг будут наделены только адвокаты (с учетом изъятий, предусмотренных Концепцией), потребует разработки норм, устанавливающих ответственность за его нарушение. При этом санкционные механизмы должны предусматривать ответственность как физических, так и юридических лиц», – уточняется в документе.

К примеру, в многоквартирных домах есть определённый человек, который практически профессионально отстаивает интересы жильцов перед управляющими компаниями и коммунальными службами, назубок знает законодательную базу, отслеживает судебную практику… Жильцы знают, к кому идти в случае спора с коммунальщиками или УК.

Но если только адвокат может представлять интересы в суде, такой человек уже не сможет помочь жильцам, несмотря на свой мега-опыт и знания. Им придётся собрать круглую сумму и нанять адвоката, который (возможно) ни разу не сталкивался с такой категорией дел.

Будет ли такая помощь квалифицированной? Соблюдаются ли гарантии прав граждан в этом случае?

Войдут в положение

Юрий Пилипенко: Отмечу, что везде, где развиты правовая культура и правовая система, установлена адвокатская монополия в широком смысле, то есть как исключительное право не только на судебное представительство, но и на деятельность в других сферах юридической практики — или во всех, или хотя бы в некоторых.

Адвокатская монополия: использование только в области судебного представительства или же и в иных областях оказания юридической помощи? 6 страница

От общего многочисленного ряда занятий, связанных с посвящением в охраняемые законом тайны, адвокатская и врачебная деятельность отличаются и тем, что соблюдение тайны, ставшей известной по работе, признается профессиональным, а не служебным принципом. Врач, приобретая профессию, дает клятву Гиппократа. Адвокат не дает такой клятвы, а следовало бы ее ввести, ибо соблюдение им доверенной клиентом тайны должно рассматриваться как обязательное условие профессиональной деятельности.

Рекомендуем прочесть:  Ипотека без подтверждения официального дохода

Как введение адвокатской монополии изменит юридический рынок

Под занавес 2015 года Минюст внес в правительство РФ концепцию государственной программы «Юстиция», которая предусматривает «упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры, повышение статуса адвокатов».

Программа должна быть принята к концу 2016 года, а в соответствующий закон ей предстоит воплотиться до конца 2017 года.

Сами разработчики концепции, в том числе представители Федеральной адвокатской палаты (ФПА) РФ, не скрывают, что речь идет о законодательном закреплении так называемой «адвокатской монополии» на юридические услуги.

Приказано консолидироваться

Рано или поздно консолидация должна будет произойти, уверен партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Сегодня юридический рынок — это практически нерегулируемый сектор, замечает он: даже понятие «юридические услуги» как таковое отсутствует, адвокаты старой школы вообще предпочитают термин «правозащита». Говорить о развитии рынка в таких условиях не приходится.

Есть и страны, где адвокатской монополии нет вовсе. Такова Швеция, где не только доступ в суд, но и право консультировать по юридическим вопросам имеют все граждане страны. Это, впрочем, не исключает обращения к адвокатам – на деле большинство граждан именно так и поступают.

Адвокатская монополия по-русски

  1. По всем делам на уровне районных судов в Германии, за исключением семейных, представительство адвоката в процессе не требуется. Хотя участие адвоката допускается.

    Таким образом, в силу общих норм о представительстве, которые, без всякого сомнения, существуют и в праве Германии, осуществлять судебное представительство, в отсутствии прямого запрета, может любое лицо, в том числе и не имеющее юридического образования.

  2. Деятельность и статус адвокатов в Германии не требуют дополнительных экзаменов или квалификации.

    Для получения статуса требуется только четыре вещи: подать заявку на членство в адвокатскую палату по месту деятельности, оплатить вступительный и ежегодный взносы, заключить договор о страховании профессиональной ответственности и принести присягу. Все.

    Квалификация лиц, успешно прошедших государственную итоговую аттестацию при завершении курса высшего образования, не подвергается сомнению.

  3. Статус адвоката в Германии имеют все практикующие юристы в больших и малых юридических фирмах и частных практиках, а также многие корпоративные юристы, работающие в юридических отделах предприятий (юрисконсульты).

    Из чего следует, что адвокаты могут работать по найму (трудовому договору).

  4. Таким образом, мнение, что в правовой системе Германии предусмотрена адвокатская монополия на любое судебное представительство, ошибочно.Это мнение свидетельствует, либо о добросовестном заблуждении лиц, его высказывающих, либо о злонамеренном введении в заблуждение доверчивых коллег. Что ни сколько не легче!

В суд – только с адвокатом

Главным способом защиты национальных интересов в сфере правосудия Евгений Семеняко считает как раз введение адвокатской монополии, в частности – на судебное представительство. Причем ограничения должны затронуть и корпоративных юристов.

«А почему бы им не стать адвокатами? Весь цивилизованный правовой мир уже давно доказал преимущества единого квалифицированного юридического сообщества.

Он предъявляет ко всем единые условия допуска к профессии, условия ответственности, профессионального совершенствования и так далее», – заявил РАПСИ глава ФПА.

Рекомендуем прочесть:  Скачать обменную карту беременной бесплатно

Адвокатские тайны

Во-первых, это высокопрофессиональные адвокаты, критически оценивающие деятельность адвокатских палат. Нередко они стоят во главе независимых коллегий, многие имеют опыт работы в органах адвокатского самоуправления.

Зная ситуацию в региональных палатах изнутри, такие адвокаты критично воспринимают усилия по наведению порядка среди членов и чистке рядов.

Они полагают, что адвокатские палаты не справляются с этой задачей и сейчас, а введение адвокатской монополии на судебное представительство лишь усугубит эту проблему, так как число адвокатов возрастет.

По их мнению, должен быть выработан иной путь повышения статуса адвокатского сообщества в стране, возможно, стоит опираться не на органы самоуправления, а на сильные коллегиальные адвокатские образования. Обладая высоким профессиональным уровнем и авторитетом, они не боятся конкуренции со стороны частнопрактикующих юристов и считают, что работа в конкурентном юридическом поле — лучший стимул для повышения профессионализма адвокатов.

Согласен с такой позицией и Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП. «Основным преимуществом адвокатов, которое, на первый взгляд, может показаться обременением, перед юристами без такового статуса является повышенная ответственность адвоката перед своим клиентом», – говорит Сергей Егоров.

Адвокат, который повел себя неэтично или незаконно по отношению к своему доверителю может быть по решению адвокатской палаты лишен своего статуса, напоминает он. При этом обычный юрист такой ответственности не несет.

Он также не обязан соблюдать адвокатскую тайну и не имеет свидетельского иммунитета в отношении своего клиента, отмечает юрист.

Образовательный ценз судебного представительства или Начало адвокатской монополии

В нашем быстро меняющемся правовом поле, очень сложно предсказать конкретные изменения. Здесь с трудом проглядывается даже вектор подобных изменений, направление которого зависит от ряда причин и не только экономических, но и политических и иных факторов, вплоть до личностных субъективных.

К оценке обоснованности адвокатской монополии текст научной статьи по специальности — государство и право

В принципе, русскому правительству технически ничего не стоило создать монополию и при этом широко открыть двери в адвокатуру всем, кто удовлетворяет минимальным требованиям.

Однако оно не двинулось по пути примитивной девальвации адвокатского статуса, а предпочло выстроить открытую многоуровневую систему, в которой разные категории профессионалов могли свободно конкурировать друг с другом.

В конечном счете конкуренция на юридическом поприще оказалась благотворной и не погубила присяжную адвокатуру, не прекратила приток в нее молодежи: «Вопреки ожиданиям, институт частных поверенных не подорвал существования присяжной адвокатуры. Рост помощничества усилился, а не сократился.

Молодые силы, наполнявшие ряды младшего сословия, не променяли корпоративной жизни на деятельность ходатая по чужим делам» [История русской адвокатуры. Т. III, 1916. С. 216]. Так что, вопреки мрачным прогнозам, в отсутствие монополии адвокатура отнюдь не обезлюдела. Очевидно, обременительность звания присяжного поверенного (обязанность платить взносы и защищать малоимущих pro bono, без всякой мзды) компенсировалась определенными нематериальными благами, которые в общем и целом перевешивали.

Источник: http://russianjurist.ru/ugolovnoe-pravo/advokatskaya-monopoliya-na-sudebnoe-predstavitelstvo

Как будет внедряться адвокатская монополия с 2018 года?

Адвокатская монополия  анонсирована (Кузнецов Г.)

Законопроект Минюста об адвокатской монополии

Ход работы над Концепцией

Этапы перехода к адвокатской монополии и процедура для юристов

Перспективы для ILF

Законопроект Минюста об адвокатской монополии 

По адвокатской монополии Минюст пока подготовил только проект Концепции перехода к новой форме работы (подробности — в статье «Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи»). В чем заключается предполагаемая монополия?

Речь не идет о том, что во всех сферах любые юруслуги будут оказываться только адвокатами. Монополизации будет подвергнуто только судебное представительство. При этом юристам, работающим инхаус, т. е. в составе юридических подразделений организаций, не нужно будет оформлять статус адвоката, однако может потребоваться представление в суд трудового договора.

Проект Концепции вызвал широкий резонанс. Основные влиятельные группы противников — представители:

  • ILF (International Law Firms) — международных юрфирм;
  • общественных организаций юристов (Ассоциации юристов России и др.), которые в случае реализации проекта адвокатской монополии могут в значительной степени утратить свое влияние. 

До разрешения возникших противоречий и корректировки проекта Концепции в соответствии с достигнутыми компромиссами, принятия ее в окончательном виде не стоит ожидать выдвижения законопроекта Правительством.

Ход работы над Концепцией 

Идея введения исключительно адвокатского представительства в гражданских формах судебных процессов существует давно. В частности, такая норма была заложена в ч. 5 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ) в 2002 году. До этого, в 1995–1998 годах, юридические услуги лицензировались.

Можно выделить следующие этапы работы над текущим проектом Концепции:

  1. Принятие госпрограммы «Юстиция», утв. постановлением Правительства РФ от 15.04.2014 № 312.
  2. Внесение в сентябре 2017 года законопроекта «Об осуществлении представительства…» № 273154-7 об обязательности российского юридического образования для лиц, представляющих интересы сторон во всех видах судебных процессов (см. подробности в сообщении на сайте). Правительство РФ негативно оценило законопроект, в котором предлагается установить для иностранных граждан, обучавшихся не по российским образовательным программам, экзамен с целью допуска к представительству, сдаваемый в общественной организации (полагают, что это ускорило работу над Концепцией).
  3. Публикация 24.10.2017 на сайте Минюста РФ проекта Концепции для обсуждения.
  4. Направление в декабре 2017 года 32 ILF обращения в Минюст РФ с возражениями, касающимися регламентации работы иностранных фирм, оказывающих юруслуги. По мнению авторов обращения, запрет на работу филиалов иностранных фирм приведет к вытеснению их с рынка (ниже рассказывается о том, какие положения вызвали такую реакцию). 

На момент публикации настоящей статьи окончательный вариант Концепции не опубликован.

Этапы перехода к адвокатской монополии и процедура для юристов 

В проекте Концепции, разработанной Минюстом РФ, заложены следующие сроки и мероприятия. 

Сроки этапа

изменений

2018 год

1. Введение коммерческих ОПФ адвокатских образований с разрешением преобразования в эти виды юрлиц, оказывающих правовые услуги. При этом предполагается запрет на иностранное участие в адвокатских организациях.

2.Разрешение заключать трудовые договоры между адвокатскими образованиями и адвокатами.

3. Введение соответствующих изменений в НК РФ

2019 год

Установление льготных правил вступления в адвокатуру для лиц, проработавших 5 лет в организациях, оказывающих юридические услуги: дистанционная сдача экзамена, освобождение от целевых взносов и др.

2020–2022 годы

Вступление в адвокатуру основной массы частных юристов. По результатам мониторинга ситуации этап может быть продлен

При достаточной численности адвокатского корпуса с 01.01.2023 будет введено требование о наличии статуса адвоката для представительства во всех видах судебных процессов.

Облегченные условия для вступления в адвокатуру предусмотрены для довольно узкой категории (п. 6.2 Концепции).

Для юристов, которые оказывают юруслуги в качестве ИП, работают в организациях или увольняются с государственной или муниципальной службы, послаблений при вступлении в адвокатский корпус не предусмотрено.

Между тем взносы в некоторые палаты на начальном этапе работы достигают 150 тыс. руб. Устанавливаются они решениями палат, а не нормативными актами (см. статью «Как получить статус адвоката и что он дает?»).

Перспективы для ILF 

В проекте Концепции (п. 5.6) предлагается введение в отношении ILF и иностранных юристов следующего регулирования:

  1. Регистрация в специальном реестре, который ведется Минюстом РФ, для работы по вопросам права государства — места регистрации юрфирмы, если это государство предоставляет аналогичные возможности российским адвокатам и адвокатским образованиям.
  2. Возможность получения иностранцами статуса адвоката в РФ и работы по применению российского права, если они имеют высшее юробразование, полученное в РФ или СССР, либо иностранное, признаваемое на началах взаимности (т. е. если гражданин РФ вправе получить в данном государстве статус адвоката или аналогичный с образованием РФ).
  3. Юруслуги по вопросам российского права (в том числе судебное представительство) смогут предоставлять только российские адвокатские образования с ограничениями, исключающими иностранное участие в них. 

Источник: https://rusjurist.ru/advokatura/kak_budet_vnedryatsya_advokatskaya_monopoliya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.