+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Налоговая ответственность при сделках с проблемными контрагентами: противоречия судебной практики (Голева Е.В.)

Содержание

Проблемные контрагенты и необоснованная налоговая выгода в 2017 году | Гордон и Партнеры

Налоговая ответственность при сделках с  проблемными  контрагентами: противоречия судебной практики (Голева Е.В.)
А. Гордон

Срочно!  Здесь Октябрьские 2017 разъяснения ФНС по проверкам (реальность операций, деловая цель, схемы, искажения отчетности)

В 2017 году налоговый контроль за проблемными контрагентами усилился. Как отбиваться, если выявлен проблемный поставщик?

Проблемный контрагент (поставщик)  – контрагент не исполняющий (не полностью исполняющие) свои налоговые обязательства, и первичными учетными документами которых другие организации обосновывают налоговую выгоду в форме расходов или вычетов. Используемая несколько лет электронная форма представления налоговой отчетности, в частности по НДС, позволила в 2017 году сделать налоговый контроль более оперативным, углубленным и эффективным.

Большинство проблемных контрагентов выявляют на предпроверочном этапе. Задачи налоговых органов в 2017 году – выявить потенциального уклониста, правильно квалифицировать его действия на основании собранных доказательств. Без иллюзий, если в 2017 году к вам пришла налоговая проверка, налоговая знает, где и что искать.

Методическим руководством для проведения оценки действий проверяемых налогоплательщиков в 2017 году по взаимодействию с проблемными контрагентами являются разъяснения ФНС, изложенные в письме от 23 марта 2017 г.

N ЕД-5-9/547@ «О выявлении  обстоятельств необоснованной налоговой выгоды». Теперь составляя акт налоговой проверки налоговики не стану ограничиваться констатацией первички, подписанной неполномочным или неустановленным лицом.

Инспекторам предписано устанавливать направленность умысла налогоплательщика.

Умысел выявляют по нескольким направлениям: 1) умысел на получение необоснованной налоговой выгоды от взаимодействия с проблемными контрагентами, или 2) создание «формального»  документооборота с «техническими» организациями. «Технические» взаимоотношения устанавливают по наличию признаков юридической, экономической и иной подконтрольности.

Какие сведения налоговики собирают и сопоставляют:

1) По каждому проблемному поставщику:

— Режим налогообложения

— Сопоставление предоставления налоговой отчетности (представляет/не представляет — системность, соответствие фактическим показателям)

— Полнота отражения и уплаты налогов (регулярно налоги платятся в минимальном размере, не платятся, во всяком случае не соответствуют сделкам с проверяемым налогоплательщиком)

— Руководителя поставщика – на массовость*,

— Руководителя поставщика – на дисквалификацию

— Адрес места регистрации поставщика – массовый/не массовый

— Фактическое место нахождения поставщика – соответствует/не соответствует регистрационным данным

— Сведения о помещениях для деятельности (имеются, отсутствуют, наличие подтверждающих документов и т.д.)

— Сведения о трудовых ресурсах для деятельности

— Сведения о реквизитах организации для связи с контрагентами, способы связи, наличие технической возможности осуществлять связь

— Сведения о банковских счетах поставщика

— Способ связи поставщика с банком, форма проведения расчетов, технические средства

— Реквизиты поставщика для банк-клиент (телефон, IP адрес и т.д.)

— Сведения об арбитражных спорах с участием поставщиков по уплате налогов и сборов,

— Наличие доверенностей от руководителей на подписание документов от имени организации

* Массовый руководитель

Массовый руководитель – физическое лицо, одновременно являющийся руководителем не менее 10 организаций (п.1.1 Порядка работы по формированию и использованию при государственной регистрации юридических лиц сведений о физических лицах, являющихся «массовыми» участниками (учредителями), руководителями, заявителями» Приказ ФНС России от 12.08.2010 № ЯК-7-6/383@).

2. Какие сведения о проблемных поставщиках и проверяемом налогоплательщике сопоставляют налоговики в 2017

— Соответствие договора по которому проверяемому налогоплательщику поставлены товары, работы, услуги основному виду деятельности поставщика по учетным данным ЕГРЮЛ (ЕГРИП)

— Пояснения поставщика на требования ИФНС о взаимоотношениях с проверяемым налогоплательщиком (Представлены/не представлены и суть пояснений)

— Пояснения руководителя поставщика на допросе в ИФНС о взаимоотношениях с проверяемым налогоплательщиком (Представление/не представление и по существу, смогли найти/нет)

— Анализ возможности руководителя проблемного поставщика участвовать в сделках в спорный период (не редко в спорный период «руководитель» сидел, находился на принудительном лечении, или умер)

— Адрес места регистрации проверяемого налогоплательщика

— Адрес фактического осуществления деятельности проверяемым налогоплательщиком

— Трудовые ресурсы проверяемого налогоплательщика

— Наличие (отсутствие) связи работников проверяемого налогоплательщика с проблемными поставщиками в прошлом (до спорных операций)/ после (на момент проверки)

— Анализ даты открытия банковского счета проблемного поставщика и даты заключения договора с проверяемым налогоплательщиком на поставку товаров, работ, услуг

— Анализ договора банковского счета на способ связи с банком (личное, электронное)

— Реквизиты поставщика для связи с банком (№ телефона, IP адрес и т.д.)

— Анализ выписки по банковским счетам на предмет признаков осуществления реальной предпринимательской деятельности – сопутствующие расходы (аренда помещений, имущество на балансе, трудовые ресурсы, оборотные средства,  транспорт, зарплата и т.д.),

— Характер движения денежных средств – признаки «транзитного перечисления», в том числе по спорным операциям

— Достоверность сведений первичных документов – подписание полномочными лицами, правильность отражения спорных операций

— Налоговая нагрузка (проблемные поставщики характеризуются низкой налоговой нагрузкой (0,2), доля вычетов до 99%)

— Доля выручки проблемного поставщика по сделкам с налогоплательщиком в общем объеме выручки

— Должная осмотрительность проверяемого налогоплательщика при выборе поставщика

— Взаимодействие поставщика с «однодневками»

— Наличие и характер деятельности поставщика до взаимоотношения с проверяемым налогоплательщиком и после (часто после сделки прекращают деятельность)

— Наличие сведений о поставщике в открытых источниках, характеризующих обоснованность выбора поставщика

— Реквизиты поставщика для связи

— Объяснения руководители  и сотрудников проверяемого налогоплательщика о способах связи с поставщиком при заключении и исполнении договоров

Цель сбора сведений по проблемному поставщику: 1) установить зависимость от проверяемого налогоплательщика, 2) учитывая трудовые, организационные, финансовые, имущественные и иные ресурсы проблемного контрагента установить возможность последним выполнить обязательства по договору с проверяемым налогоплательщиком

При отсутствии возможности у проблемного поставщика исполнить обязательства перед проверяемым налогоплательщиком правомерен вывод о технической роли проблемного поставщика в юридической цепочке движения товаров (работ, услуг) посредством оформления формального документооборота.

3. Наличие (отсутствие) признаков юридической, экономической или иной подконтрольности проблемного поставщика проверяемому налогоплательщику — основание для вывода налоговой инспекции о наличии (отсутствие) прямого умысла проверяемого налогоплательщика на получение необоснованной налоговый выгоды от взаимодействия с проблемными поставщиками путем их использования или создания фиктивного документооборота.

Вместе с тем, в 2017г. ФНС разъяснила, что при отсутствии признаков подконтрольности проблемного поставщика и налогоплательщика инспекции не должны останавливаться.

Если во время проверки обнаружена первичка, подписанная от проблемного поставщика неустановленным или неполномочным лицом, правомерен вывод о косвенном умысле налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды.

Опровергнуть который можно только доказательствами должной осмотрительности налогоплательщиком при выборе поставщика.

В этом случае налогоплательщик не должен отвечать за неисполнение поставщиком своих налоговых обязательств.  Такие выводы содержатся в Определении Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 по делу N А40-71125/2015 (ООО «Центррегионуголь», от 6 февраля 2017 г. N 305-КГ16-14921 по делу N А40-120736/2015 (ПАО «СИТИ»).

При наличии «недостоверной» первички, помимо доказательств должной осмотрительности,  налогоплательщику надлежит доказать реальность хозяйственной операции с проблемным контра агентом. Что означает выполнение обязательств по договору именно его стороной – проблемным поставщиком. При недостоверной первичке, доказывать будет не просто.

Выписки из ЕГРП по контрагенту, не достаточно для должной осмотрительности

Судебная практика исходит из того, что не является проявлением должной осмотрительности при выборе контрагентов проверка факта регистрации организации в качестве юридического лица, поскольку информация о регистрации контрагентов в качестве юридического лица в ЕГРП носит справочный характер и не характеризует их как добросовестных, надежных, стабильных участников хозяйственных отношений.

В соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении от 25.05.

2010 № 15658/09, по условиям делового оборота при осуществлении выбора контрагента для заключения сделки оцениваются не только ее условия и коммерческая привлекательность, но также деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов и соответствующего опыта.

В споре с налоговой не пройдут такие аргументы о выборе поставщика, как  «Личный опыт руководителя или менеджеров», «интернет», «телефон», «интуиция»,   как это не редко приходится слышать от клиентов. Где вы нашли этого поставщика — в интернете.

Во внимание принимается:

Деловая переписка,

Отзывы клиентов,

Адреса сайтов,

Рекламные буклеты,

Проверка полномочий должностных лиц,

Личные встречи с представителями спорных контрагентов,

Сведения об ответственных лицах со стороны контрагентов,

Контактные данные поставщиков (телефоны, электронная почта) с которых осуществлялось рабочее взаимодействие со спорными организациями,

Подтверждение деловой репутации поставщика,

Наличие необходимого опыта,

Наличие трудовых и материальных ресурсов спорных контрагентов,

Возможность выполнения работ обязательств поставщиком,

Обеспечение исполнения обязательств.

Причем перечисленные обстоятельства должны быть подтверждены доказательствам, полученными до сделки с проблемным поставщиком.

Доказательства, которыми налоговики обосновывали необоснованную налоговую выгоду в 2017г.:

1) Выписки из ЕГРЮЛ по каждому поставщику

2) Выписка по проверяемому налогоплательщику

3) Налоговая отчетность по каждому проблемному поставщику

4) Первичные учетные документы по проблемному поставщику

5) Справки полиции о проведенных розыскных мероприятиях по запросам налоговых органов:

— розыск организации (проблемного поставщика) по адресу регистрации

— розыск руководителя организации (проблемного поставщика)

6) Протоколы допроса руководителя проблемной организации – об осуществляемой деятельности, о подписании договоров на поставку товаров, работ, услуг, накладных, счетов-фактур, платежных документов и т.д., трудовых договоров, аренды и т.д.

7) Протоколы допроса свидетелей (руководителя, главного бухгалтера, иных сотрудников проверяемого налогоплательщика) о подборе (выборе) поставщиков

8) Протокол допроса свидетеля (сотрудников проверяемого налогоплательщика) об исполнении договоров с проблемным поставщиком и получении первичных учетных документов

9) Экспертные заключения, назначенные в рамках налоговых проверок – экспертиза почерка руководителя на документах по поставке проверяемому налогоплательщику товаров, работ, услуг

10) Протоколы осмотра мест регистрации поставщика, и мест осуществления предпринимательской деятельности (помещений и т.п.)

11) Договор аренды (документы о собственности) на производственные помещения проверяемого налогоплательщика

12) Договор банковского счета проверяемого налогоплательщика

13) Договор банковского счета проблемного поставщика

14) Справки форма 2-НДФЛ на сотрудников проверяемого налогоплательщиков

15) Справки 2-НДФЛ на сотрудников проблемного поставщика

16) Компьютерные исследования электронно-вычислительной техники проверяемого налогоплательщика, изъятой при выемке в порядке ст. 94 НК РФ.  Назначаются при проведении налоговых проверок.

По состоянию на 02 октября 2017 года

Налоговый адвокат Гордон А.Э.

Источник: http://gordon-adv.ru/articles/neobosnovannaya-nalogovaya-vygoda-s-is/

Сомнительные связи: как избежать налоговых санкций, если контрагент – однодневка – Бухучет

Налоговая ответственность при сделках с  проблемными  контрагентами: противоречия судебной практики (Голева Е.В.)

23.02.2017

Фирма-однодневка – это юридическое лицо, которое создано не для ведения реальной предпринимательской деятельности. Эта компания не обладает фактической самостоятельностью, не представляет отчетность в налоговые органы.

Вычислить такую фирму довольно просто:

  • по юридическому адресу компания отсутствует;
  • множественный учредитель;
  • отсутствует персонал;
  • фирма не имеет расходов по аренде помещения, транспорта;
  • налоговая отчетность отсутствует, либо нулевая или минимальна, при этом на расчётных счетах крупные денежные обороты.

Проверять хозяйственную деятельность фирмы-однодневки для налоговиков бессмысленно.

Поэтому часто налоговые инспекторы действуют от обратного: при проверке однодневки получают банковские выписки с её счетов и таким образом выходят на её контрагентов.

Далее налоговиками проводится анализ деятельности этих компаний по налоговой отчетности, бухгалтерскому балансу, размеру уставного капитала и прочему. По результатам анализа контрагента могут включить в план налоговых проверок.

Чем могут грозить «сомнительные» связи?

Сотрудничество с фиктивными организациями может обернуться для вашей компании большими неприятностями. Особенно уязвимы компании, имеющие крупный оборот наличных средств. Под прицел налоговиков попадают последние 3 года работы фирмы. Законодательством предусмотрены следующие меры ответственности за связь с однодневками:

  • Налоговая ответственность. При установлении факта налоговых нарушений фирму не только обязывают доплатить налоги, но и накладывают штрафные санкции в виде пеней и штрафов. Согласно ст. 72 НК РФ пени взыскиваются в бесспорном порядке. Налоговики также могут приостановить операции на банковском счете.
  • Административная ответственность. Суд может наказать представителей власти, ответственных лиц организации (руководителя, бухгалтера), индивидуального предпринимателя, сотрудничающих с фирмой-однодневкой, в том числе путем приостановления деятельности до 90 суток.
  • Уголовная ответственность. Уклонение от уплаты налогов влечет уголовную ответственность для руководителя организации, бухгалтера или другого лица, которое уполномочено подписывать налоговую отчетность.

Но не всё так печально. Ведь сначала налоговые органы должны доказать, что сделка с однодневкой была фиктивной, налоговая выгода была получена не обосновано или налогоплательщик не проявил должную осмотрительность. А если в налоговом законодательстве существуют неясности или возникают неустранимые сомнения, противоречия, то это трактуется в пользу налогоплательщика (пп. 7 ст. 3 НК РФ).

Какие аргументы предъявляют налоговые инспекторы

Наши специалисты проанализировали арбитражную практику и предлагают наиболее распространенные аргументы налоговиков и реальные примеры судебных решений. Условно доказательства, предъявляемые налоговой инспекцией, можно разделить на 3 группы.

Легко оспариваемые аргументы:

  • массовый адрес регистрации, т.е. по юридическому адресу контрагента зарегистрировано множество фирм;
  • юридический адрес контрагента является фиктивным, фактический адрес неизвестен;
  • фирма-контрагент не отчитывается в ИФНС либо сдаёт нулевую отчётность или отчётность с небольшими показателями;
  • контрагент не отразил в своей отчётности финансово-хозяйственные операции, по которым проверяемая компания заявила вычет по НДС;
  • на руководство контрагента заведено уголовное дело или оно объявлено в розыск;
  • контрагент уклоняется от проверки, не представляет документы.

Эти аргументы доказывают, что контрагент нарушает свои налоговые обязанности.

Однако сами по себе они не являются достаточным доказательством получения проверяемой компанией необоснованной налоговой выгоды.

Налоговикам еще необходимо доказать, что компания хорошо знала об этих нарушениях, то есть действовала без должной осмотрительности (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ №53 от 12.10.2006).

Пример 1:

В ООО “Нефтегазинвест“ проводилась выездная налоговая проверка, по результатам которой обществу были доначислены 5 663 161 руб. НДС, 132 632,2 руб. штраф и пени. ИФНС мотивировала свои требования тем, что контрагенты по различным сделкам:

  • не представляли документов по требованию налоговой инспекции для проведения встречной проверки;
  • представляли нулевые отчетности не уплачивали НДС в бюджет.

Общество предоставило договора, документы об оплате, накладные, акты и отчёты. Суд учёл, что условия, необходимые для возмещения НДС, были выполнены:

  • товар был принят на учёт;
  • товар был приобретён для перепродажи;
  • наличие счетов-фактур.

Источник: http://buhuchet.org/somnitelnye-svyazi-kak-izbezhat-nalogovyx-sankcij-esli-kontragent-odnodnevka/

Четыре способа доказать реальность сделки, которую налоговики признали фиктивной

Налоговая ответственность при сделках с  проблемными  контрагентами: противоречия судебной практики (Голева Е.В.)

Фиктивность сделки и нереальность расходов – одна из самых частых претензий инспекторов. Обычно контролеры выдвигают ее, если у налогоплательщика есть контрагенты с сомнительными признаками. Мол, сделки с ними прошли лишь на бумаге, поэтому по ним нельзя ни получить вычеты НДС, ни признать расходы.

Чаще всего налогоплательщики защищаются, предъявляя правильно оформленную «первичку» и доказывая, что расходы были направлены на получение дохода. Но иногда в ход идут и более оригинальные аргументы. Анализ свежей судебной практики позволяет выделить четыре новые тенденции в доказывании реальности затрат.

Отказное решение третейского суда как аргумент в пользу компании

Некоторые общества пытаются доказать реальность сделки от противного. Для этого организация как бы соглашается с тем, что товары, работы или услуги не были получены, произведены или оказаны. И обращается в третейский суд с требованием признать сделку неисполненной по причинам, указанным налоговиками, а также взыскать с контрагента все полученное по ней.

Если у ответчика есть правильно оформленные первичные документы, то суд, скорее всего, подтвердит реальность сделки. Тем более что сам истец заинтересован в проигрыше спора.

Почему суд третейский, а не арбитражный? Дело в том, что третейский суд можно создать самостоятельно для рассмотрения конкретного спора или же он может действовать на постоянной основе при каком-либо юрлице (ст. 3 Федерального закона от 24.07.

02 № 102-ФЗ «О третейских судах»). По соглашению сторон такая структура может рассматривать любой спор, касающийся гражданских правоотношений (п. 1 ст. 1 закона № 102-ФЗ).

В итоге решение будет получено гораздо быстрее и его содержание можно с большой долей вероятности спрогнозировать.

Для создания третейского суда, который решит конкретный спор, стороны выбирают туда нечетное количество членов. Хотя бы один из них должен иметь высшее юридическое образование – он становится председателем (п. 2 ст. 8 закона № 102-ФЗ). Плюс стороны совместно в письменной форме оговаривают порядок работы суда, принятия им решения по делу и выплаты вознаграждения судьям.

Конечно, решения третейского суда имеют силу только для сторон спора (ст. 31 закона № 102-ФЗ). Налоговый орган таковой не является. Кроме того, третейский суд в этой ситуации сделает выводы лишь о реальности сделки, никак не касаясь вопросов налогообложения.

Поэтому, несмотря на имеющееся решение, арбитражный суд примет дело к производству. Причем в ходе его рассмотрения государственные судьи вовсе не обязаны безоговорочно соглашаться с коллегами (к примеру, постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.07 № 14715/06).

Но, как показывает практика, наличие третейского решения – очень сильный аргумент. Арбитражный суд не может просто проигнорировать его.

Поэтому налоговикам, скорее всего, придется сначала оспаривать решение третейского суда, а только потом продолжать дело в арбитраже.

А это сделать намного сложнее, чем просто сослаться на то, что контрагент обладает признаками однодневки, следовательно, не мог исполнить сделку.

Так, в деле, рассмотренном Федеральным арбитражным судом Московского округа, одним из доказательств реального характера отношений было решение третейского суда (постановление от 12.03.10 № КА-А41/1727-10).

Налоговики обвиняли организацию в том, что безнадежный долг контрагента, который она включила в расходы, был создан искусственно.

Однако налогоплательщик указал, что реальность задолженности признана решением третейского суда, и это стало решающим аргументом в деле.

Помог такой документ и в деле, которое рассматривал Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 04.08.08 № Ф04-4634/2008(8957-А46-40). Суд принял во внимание наличие решения третейского суда в качестве доказательства реальности правоотношений с однодневкой, расходы по которым налоговики признавать отказывались.

Несмотря на действенность этого довода, у налоговиков есть еще одна возможность оспорить сделку. Подать в арбитраж иск о признании сделки нарушающей основы правопорядка и морали.

Мол, она направлена на уклонение от уплаты налогов, поэтому является аморальной (определение КС РФ от 08.06.04 № 226-О, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.05.07 № КГ-А40/13293-06).

В этом случае третейское решение по поводу реальности сделки аргументом в пользу компании уже быть не может.

Но компания может снова обратиться в третейский суд с требованием признать сделку противной основам правопорядка и нравственности. И снова проиграть дело. Однако исход такого дела в арбитражном суде, в силу расплывчатости рассматриваемых им понятий, предсказать уже труднее.

Последующие операции с имуществом подтвердят реальность его приобретения

Если налоговики оспаривают реальность сделки с материальными объектами или имущественными правами, возможен иной подход к защите. В частности, это касается материалов, товаров, основных средств, ценных бумаг, нематериальных активов и т.

д. В качестве аргумента суду можно представить сведения о дальнейшей судьбе этого имущества или прав. Ведь если налогоплательщик использовал их в производстве, продал или владеет ими до сих пор, то сделка по их приобретению явно была реальной.

Этот же аргумент может сработать как для доказательства реальности расходов, так и при защите права на вычет НДС.

Так, в деле, рассмотренном постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.03.10 № КА-А40/1399-10, налоговый орган отказал компании в вычете по НДС, посчитав сделки с сомнительными контрагентами нереальными.

Однако судьи указали, что по дальнейшей реализации товара, полученного от однодневок, инспекция начислила НДС.

Следовательно, она не сомневается в том, что имущество действительно находилось какое-то время в собственности проверяемого общества.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в аналогичной ситуации также отметил, что начисленный НДС при последующей перепродаже спорного товара налоговым органом был принят и не оспаривался (постановление от 01.07.10 № А55-29852/2009).

В постановлении от 09.03.10 № 15574/09 Президиум ВАС РФ рассмотрел дело, где налоговики ссылались на нереальность приобретения лизинговой компанией имущества.

Однако общество предоставило суду доказательства того, что этот объект был получен, оплачен и передан в дальнейшем в лизинг.

Причем лизингополучатель исправно платит деньги за использование этого актива, что было бы странным, если бы объекта в реальности не существовало. Суд счел такие аргументы вполне убедительными.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 17.04.09 № А06-149/2008 пошел еще дальше.

Судьи указали, что при исключении из расходов стоимости имущества ввиду нереальности его приобретения нереальной становится и его дальнейшая реализация.

Следовательно, налоговики должны были исключить из доходов суммы, полученные налогоплательщиком в результате такой продажи. А поскольку они этого не сделали, значит, в существовании объектов они на самом деле не сомневаются.

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях федеральных арбитражных судов Московского от 02.06.10 № КА-А40/5112-10, Поволжского от 30.04.10 № А57-3530/2008, Северо-Кавказского от 17.09.09 № А53-5607/2008-С5-14 округов.

Фиктивное основное средство нельзя облагать налогом на имущество

Парадоксальная ситуация складывается, когда налоговики при проверке отказывают в признании амортизационных отчислений по основному средству, ссылаясь на фиктивность его покупки.

Но в то же время соглашаются с начислением налога на имущество по этому же объекту. Получается, инспекторы облагают налогом то имущество, в реальности существования которого они сомневаются.

Этот факт может стать аргументом в пользу организации.

Одна из компаний попросила Минфин России дать письменные пояснения по похожей ситуации. В письме от 21.07.10 № 03-03-06/1/477 чиновники затруднились разрешить противоречие, по сути, не ответив на вопрос, а приведя лишь общие ссылки на нормативную базу.

Представляется, что контраргумент у налоговиков есть только один. Пока не доказана фиктивность расходов, произведенных на то или иное имущество, объект считается реально существующим. Мол, поэтому налог на имущество они не оспаривают.

Но после проверки, в результате которой контролеры сами исключили расходы на покупку основного средства, нет никаких оснований продолжать облагать спорный объект налогом. Ведь, по мнению налоговиков, он никогда не приобретался обществом. По крайней мере, за ту сумму, что указана в качестве первоначальной стоимости.

Тем более, что проверяющие обязаны выявлять все искажения налоговой базы, которые привели не только к образованию недоимки, но и к переплате налога в бюджет.

В сложившейся ситуации у компании есть основания потребовать возврата излишне уплаченного налога на имущество. Или же использовать факт его уплаты как аргумент в суде.

Сторонний эксперт докажет обоснованность расходов

В ряде случаев, когда налоговики оспаривают не реальность расходов, а доказывают искусственное завышение их стоимости, эффективной мерой защиты может стать привлечение стороннего эксперта. То есть специалиста, обладающего соответствующими знаниями и доказательствами наличия таких знаний: дипломами, сертификатами и опытом работы.

Суд может сам приглашать экспертов для участия в производстве по делу по требованию одной из сторон (ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса).

Экспертизу может проводить как сотрудник государственного экспертного учреждения, так и негосударственный эксперт (п. 1 и 2 постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.06 № 66).

Но и отказ суда назначить экспертизу не лишает налогоплательщика права обратиться к специалисту самостоятельно.

В налоговых спорах не так часто встречаются ссылки на экспертные заключения, поскольку эта процедура обычно стоит недешево. Хотя в случае выигрыша расходы можно будет взыскать с налогового органа.

Чтобы результат экспертизы стал действенным аргументом, перед экспертом ставятся такие вопросы, ответы на которые будут заведомо в пользу компании. К примеру, дадут представление о том, что за услуга была приобретена и какая от этого получена экономическая выгода. Тогда инспекторам вряд ли будет что ответить на аргументы экспертизы.

Например, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассматривал такое дело. Налоговики оспаривали размер расходов на ремонт, подозревая их завышение с помощью однодневок.

Однако организация представила суду заключение эксперта, согласно которому реальная стоимость выполненного ремонта не только не была меньше, но даже превысила сумму расходов, отнесенную обществом на затраты.

В результате суд принял решение в пользу общества (постановление от 30.06.10 № А32-21388/2009-5/183).

Аналогичная ситуация была рассмотрена и в определении ВАС РФ от 26.04.10 № ВАС-5147/10. Она касалась расходов на ремонт и реконструкцию арендованного имущества. Грамотно оформленная «первичка» и заключение эксперта не дали оснований передать дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Выигрыш остался за налогоплательщиком.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/2203-chetyre-sposoba-dokazat-realnost-sdelki-kotoruyu-nalogoviki-priznali-fiktivnoy

Пределы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов

Налоговая ответственность при сделках с  проблемными  контрагентами: противоречия судебной практики (Голева Е.В.)

Одна из актуальнейших проблем современного налогового права – это вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов.

В налоговом законодательстве какие-либо положения на этот счет отсутствуют, равно как отсутствуют понятия “недобросовестность налогоплательщика во взаимоотношениях с контрагентами”, “должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента”, “схема по уклонению от уплаты налогов”, “необоснованная налоговая выгода” и т.п.

Указанные категории в полной мере являются результатом судебного правотворчества, что, безусловно, нельзя считать нормальным явлением в условиях провозглашенного ст. 10 Конституции РФ принципа разделения властей.

Пробелы в законодательстве по столь важным для налогоплательщиков вопросам заполнены судебными позициями, выработанными Конституционным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, арбитражными судами округов, которые, следует отметить, не отличаются достаточной определенностью и последовательностью.

Как следствие, это привело к непредсказуемости и противоречивости судебной практики по налоговым спорам.

Безусловно, подобное положение вещей не добавляет субъектам предпринимательской деятельности инициативы и экономической активности, исключает нормальное налоговое планирование.

Вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия и правосубъектность своих контрагентов встает, как правило, при разрешении двух категорий налоговых споров:

1. Налоговые споры, связанные с вычетом (возмещением) НДС.

2. Налоговые споры, связанные с обоснованностью и допустимостью расходов, учтенных для целей исчисления налога на прибыль.

Попытаемся рассмотреть некоторые теоретические и практические аспекты указанной проблемы.

Что говорят “большие суды”

Определить границы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов попытался Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 12 октября 2006 г. N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”. Однако в Постановлении по этому вопросу содержатся неоднозначные позиции.

С одной стороны, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей, равно как и взаимозависимость участников сделок, сами по себе не являются доказательствами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В то же время подчеркивается, что налоговая выгода может быть признана необоснованной:

– если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом;

– если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Как видим, четких ориентиров по вопросу ответственности налогоплательщика за своего контрагента в указанном выше Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ не содержится.

Использование Высшим Арбитражным Судом РФ абстрактного понятия “должная осмотрительность и осторожность” без определения четких критериев таких обстоятельств, безусловно, предоставляет судам полную свободу усмотрения при рассмотрении споров между налогоплательщиками и налоговыми органами.

Не отличаются определенностью и правовые позиции Конституционного Суда РФ.

Так, в Определении от 16 октября 2003 г. N 329-О Конституционный Суд РФ указал: истолкование ст.

57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст.

3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики” как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Еще более “полезная” для налогоплательщиков позиция изложена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 9-П.

Суд отметил, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального вида платежа.

В то же время в Определении от 25 июля 2001 г.

N 138-О Конституционный Суд формулирует правовую позицию, согласно которой недобросовестные налогоплательщики не могут пользоваться тем же режимом правовой защиты, что и добросовестные.

При этом четких критериев, позволяющих отличить добросовестного налогоплательщика от недобросовестного, ни законодателем, ни судебной практикой до сих пор не выработано.

Ясно, что в подобных условиях налоговый орган и суд могут повесить “клеймо недобросовестности” практически на любого налогоплательщика.

Поставщик поставщику рознь

Для целей определения пределов ответственности налогоплательщика за своих контрагентов (по вопросу о правомерности вычета (возмещения) НДС и допустимости расходов по налогу на прибыль) можно на примере взаимоотношений по договору поставки выделить следующие уровни “дефектности” контрагентов (поставщиков).

1. Поставщик является вполне реальным хозяйствующим субъектом, осуществляющим вполне реальную предпринимательскую деятельность и исправно представляющим налоговую отчетность.

При этом поставщик в полной мере располагает материально-техническими, производственными и административными ресурсами, необходимыми для данной предпринимательской деятельности (персонал, складские и производственные помещения, оборудование, транспорт и т.д.).

Действительность хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком под сомнение не ставится. Однако по каким-либо причинам, например вследствие финансовой несостоятельности, имеет место неуплата (неполная уплата) поставщиком налогов в бюджет.

2.

Поставщик является действующим хозяйствующим субъектом, представляет налоговую отчетность, но объемы и характер осуществляемой им предпринимательской деятельности, а также имеющиеся в его распоряжении ресурсы позволяют усомниться в возможности совершения отраженной хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком в том объеме, который заявлен в представленных документах. При этом имеется задолженность по уплате поставщиком налоговых платежей в бюджет.

3.

Поставщик существует только в Едином государственном реестре юридических лиц, по зафиксированному юридическому адресу не располагается, сведения о реальном месте нахождения и осуществляемой предпринимательской деятельности отсутствуют, налоговая отчетность либо не сдается, либо сдается с нулевыми показателями, отраженные в документах учредители и директор отрицают свою причастность к деятельности поставщика.

4. Поставщик отсутствует в Едином государственном реестре юридических лиц, соответственно налоговая отчетность не сдается, налоги в бюджет не уплачиваются.

В первых двух случаях суды, как правило, встают на сторону налогоплательщика, подтверждая право на вычет (возмещение) НДС и право на учет расходов для целей исчисления налога на прибыль.

При этом отмечается, что в отсутствие прямых доказательств умысла и недобросовестности, направленных на уклонение от уплаты налогов, налогоплательщик не должен нести ответственность за нарушения, допущенные контрагентом; действующее налоговое законодательство не предусматривает возложения на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов; права налогоплательщика не поставлены в зависимость от результатов хозяйственной деятельности контрагентов при осуществлении налогоплательщиком реальной хозяйственной деятельности; налоговым законодательством установлен принцип личной ответственности хозяйствующего субъекта, нарушившего законодательство, и только при наличии его вины (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 сентября 2007 г. N 9893/07, Постановление ФАС Поволжского округа от 25 октября 2007 г. по делу N А72-2575/07, Постановления ФАС Московского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А40-62081/06-108-342, от 2 ноября 2007 г. по делу N А41-К2-26262/06 и др.).

В третьем случае риск неблагоприятного для налогоплательщика судебного решения значительно выше. Часто суды встают на позицию налоговых органов, усматривая фиктивность хозяйственной операции, совершенной (отраженной) между налогоплательщиком и фактически не существующим поставщиком (Постановление ФАС Поволжского округа от 18 октября 2007 г.

по делу N А12-5520/07, Постановление ФАС Московского округа от 10 октября 2007 г. по делу N КА-А41/10541-07, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А19-3197/07-Ф02-7909/07). Однако в этих же случаях можно встретить решения и в пользу налогоплательщика (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31 октября 2007 г.

по делу N А05-5213/2007).

В четвертом случае налогоплательщик практически лишен шансов отстоять свои права в суде. Так, например, ФАС Уральского округа в Постановлении от 8 ноября 2007 г. по делу N А47-2657/06 указал, что в силу п. 2 ст.

51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно ст. ст.

48 – 51 ГК РФ организации, не прошедшие государственную регистрацию в качестве юридических лиц, не приобретают правоспособность юридического лица, их действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в соответствии со ст.

153 ГК РФ. Поскольку в силу ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, то при вступлении в гражданские правоотношения субъекты должны проявлять разумную осмотрительность, так как последствия выбора недобросовестного контрагента ложатся на этих субъектов.

Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если при выборе контрагента он не проявил необходимой меры осторожности и осмотрительности. Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 30 января 2007 г. по делу N Ф08-114/2007-27А.

Пример 1.

ООО “Союз” при исчислении НДС применило налоговые вычеты в отношении хозяйственной операции по поставке товара от ООО “Светлана” в адрес ООО “Союз”. Соответствующие суммы были учтены ООО “Союз” в качестве расходов при исчислении налога на прибыль.

В ходе налоговой проверки налоговым органом было установлено, что поставщик – ООО “Светлана” – в Едином государственном реестре юридических лиц не значится; ОГРН и ИНН ООО “Светлана”, отраженные в первичных документах, являются фальсифицированными. По указанному в первичных документах юридическому адресу ООО “Светлана” отсутствует.

В рассматриваемой ситуации у налогового органа имеются все основания отказать ООО “Союз” в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в связи с фиктивностью хозяйственной операции и фактическим отсутствием поставщика – ООО “Светлана”.

Степень ответственности налогоплательщика за действия поставщиков зависит также от места “дефектного” поставщика в цепочке поставки товара.

Так, в обычных условиях, при отсутствии между участниками хозяйственных операций признаков взаимозависимости и аффилированности, ответственность налогоплательщика, как правило, возможна только в связи с действиями своего прямого поставщика (с учетом изложенных выше “групп риска”).

Согласно преобладающей позиции арбитражных судов за действия и правосубъектность субпоставщиков второго, третьего и т.д. звена налогоплательщик ответственности не несет. Так, Высший Арбитражный Суд РФ в Определении от 8 октября 2007 г. N 12087/07, ФАС Поволжского округа в Постановлениях от 7 июня 2007 г.

по делу N А65-24372/06, от 13 ноября 2007 г. по делу N А65-7736/2006, от 27 ноября 2007 г.

по делу N А65-24906/2006-СА2-8 отметили, что выбор субпоставщика не находится под контролем налогоплательщика, прямые договорные и иные экономические отношения между налогоплательщиком и субпоставщиками отсутствуют, в связи с чем в данном случае нельзя говорить о какой-либо неосмотрительности и неосторожности налогоплательщика.

Пример 2.

ООО “Союз” закупает товары по договору поставки у ООО “Светлана”. В свою очередь, ООО “Светлана” приобретает данные товары у ООО “Ромашка”. Таким образом, имеет место следующая последовательность поставки товара: ООО “Ромашка” – ООО “Светлана” – ООО “Союз”. Между ООО “Союз”, ООО “Светлана” и ООО “Ромашка” признаки взаимозависимости отсутствуют.

В ходе налоговой проверки налоговым органом установлено, что ООО “Ромашка” не выполняет своих налоговых обязанностей: налоговая отчетность организацией не сдается, налоги не уплачиваются.

По юридическому адресу ООО “Ромашка” не находится.

В связи с этим налоговый орган отказывает ООО “Союз” в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в отношении рассмотренной выше операции по поставке товаров.

В данной ситуации у ООО “Союз” имеются все шансы отстоять свои права в суде, поскольку “дефектный” поставщик – ООО “Ромашка” является по отношению к ООО “Союз” субпоставщиком второго звена; прямые договорные связи между ООО “Союз” и ООО “Ромашка” отсутствуют. Соответственно, ООО “Союз” в рассматриваемом случае по общему правилу не может нести ответственность за действия (бездействие) ООО “Ромашка”.

Надеемся, что изложенные выводы и рекомендации станут полезными многим налогоплательщикам при определении степени налоговых рисков в части хозяйственных взаимоотношений с контрагентами.

Налоговая ответственность

Источник: http://www.pnalog.ru/material/otvetstvennost-nalogoplatelshika-kontragenty

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.