+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Слово в защиту минимизации налоговых рисков (Сасов К.А.)

Содержание

Дайджест для руководителя организации от 26 июля

Слово в защиту минимизации налоговых рисков (Сасов К.А.)

Законом определяются общие правила совершения действий, направленных на возврат долгов, устанавливаются допустимые способы и ограничения взаимодействия с должником.

Не допускается привлечение к взаимодействию с должником:

  • лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за преступления против личности, преступления в сфере экономики или преступления против государственной власти и общественной безопасности;
  • лиц, находящихся за пределами территории РФ для взаимодействия с должником на территории РФ;
  • иных лиц для осуществления взаимодействия с должником с использованием международной телефонной связи или передачи из-за пределов территории РФ телеграфных сообщений, текстовых, ых и иных сообщений.

Не допускается осуществление действий, связанных в том числе с:

  • применением (угрозой применения) физической силы, угрозой убийством или причинения вреда здоровью;
  • уничтожением или повреждением имущества;
  • применением методов, опасных для жизни и здоровья людей;
  • оказанием психологического давления, использованием выражений и совершением иных действий, унижающих честь и достоинство должника;
  • введением в заблуждение относительно, в том числе, размера неисполненного обязательства, передачи вопроса о возврате просроченной задолженности на рассмотрение суда, возможности применения мер уголовного преследования.

Коллекторы не вправе без согласия должника передавать (сообщать) третьим лицам сведения о должнике, просроченной задолженности и ее взыскании и любые другие персональные данные должника. Указанное согласие должно быть дано в письменной форме в виде отдельного документа. При этом должник в любое время вправе отозвать такое согласие, сообщив об этом лицу, которому оно дано.

Вне зависимости от наличия согласия должника не допускается раскрытие сведений о должнике, просроченной задолженности и его взыскании и любых других персональных данных должника для неограниченного круга лиц, в том числе путем размещения в Интернете или посредством сообщения по месту работы должника.

По инициативе коллектора не допускается непосредственное взаимодействие с должником в рабочие дни в период с 22 до 8 часов и в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства (пребывания) должника.

Ограничено взаимодействие посредством личных встреч – более одного раза в неделю, посредством телефонных переговоров – более одного раза в сутки, двух раз в неделю, восьми раз в месяц.

Законом определяются требования к юридическому лицу, осуществляющему деятельность по возврату просроченной задолженности: регистрация в форме хозяйственного общества, размер чистых активов – не менее 10 млн. рублей, отсутствие решения о ликвидации или о введении процедуры, применяемой в деле о банкротстве и др.

Устанавливается порядок осуществления государственного контроля за деятельностью таких юрлиц, а также основания для проведения внеплановых проверок их деятельности, порядок выдачи предписания об устранении нарушений, решения об исключении из государственного реестра.

Подробнее см. КонсультантПлюс, раздел Законодательство,  Федеральный закон от 03.07.2016 № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

Сняты ограничения на туристическое посещение гражданами РФ территории Турецкой Республики

Одновременно Правительству РФ предписано, в частности:

  • принять меры, предусматривающие отмену запрета на чартерные воздушные перевозки между Российской Федерацией и Турецкой Республикой;
  • провести переговоры с Правительством Турецкой Республики по вопросам внешнеэкономических отношений и с учетом их результатов подготовить предложения об изменении срока действия или характера специальных экономических и иных мер, предусмотренных Указом Президента Российской Федерации от 28 ноября 2015 г. № 583.

Подробнее см. КонсультантПлюс, раздел Законодательство, Указ Президента РФ от 30.06.2016 № 314 «О внесении изменения в Указ Президента Российской Федерации от 28 ноября 2015 г.

№ 583 «О мерах по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации и защите граждан Российской Федерации от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики».

На официальном сайте ГИБДД заработала обновленная версия интерактивного сервиса проверки транспортных средств

Сообщается, что информация, предоставляемая сервисом по проверке транспортных средств, стала еще более подробной и наглядной.

Помимо сведений о нахождении автомобиля в розыске и о наличии ограничений на регистрационные действия с ним, любой гражданин, воспользовавшись новой версией интерактивного сервиса, может получить данные об «истории» регистрационного учета транспортного средства, а также узнать о ДТП, произошедших в России с участием данного автомобиля с 2015 года, сведения о которых имеются в Госавтоинспекции.

В обновленной версии сервиса доступны сведения о количестве собственников транспортного средства и о периодах владения им, а также, при наличии такой информации, сервис не только отобразит информацию об участии автомобиля в ДТП, но и схематично покажет сведения о наиболее значимых механических повреждениях. При этом никаких персональных данных о собственнике или владельце автомобиля по результатам проведенных проверок публиковаться не будет.

Подробнее см. сайт КонсультантПлюс, Информация МВД России от 29.06.2016 «Онлайн-сервис проверки автомобилей на сайте Госавтоинспекции позволит узнать об истории учета транспортного средства и о его участии в ДТП».

Норматив стоимости одного кв. метра жилого помещения по России на второе полугодие 2016 года установлен в размере 37 208 рублей

В первом полугодии 2016 года данный норматив составлял 36 008 рублей.
Кроме того, утверждены показатели средней рыночной стоимости одного кв. метра общей площади жилого помещения по субъектам РФ на III квартал 2016 года: для Москвы стоимость составляет 90 400 рублей, для Санкт-Петербурга – 59 103 рубля.

Источник: https://lk.usoft.ru/dkpo_news/related_to_head/digest_07_26

Минимизация налоговых рисков при выборе контрагентов

Слово в защиту минимизации налоговых рисков (Сасов К.А.)

В ходе ведения хозяйственной деятельности любая компания неизбежно сталкивается с необходимостью приобретения товаров, работ или услуг у других участников рынка – своих контрагентов.

Проверка взаимоотношений налогоплательщика с его контрагентами является практически обязательным этапом камеральной или выездной налоговой проверки, поскольку именно ошибки оформления и реализации хозяйственных отношений с контрагентами становятся наиболее распространенным поводом для налоговых доначислений.

Приобретение товаров, работ или услуг у “недобросовестных” контрагентов нередко становится поводом для отказа в праве на вычет по НДС и в праве учитывать понесенные расходы для целей исчисления налога на прибыль. В таких случаях налоговые органы склонны квалифицировать “излишние” вычеты и расходы как “необоснованную налоговую выгоду”.

Предъявление таких претензий со стороны налоговых органов грозит налогоплательщику доначислениями по НДС и налогу на прибыль, пенями и штрафами.
Как известно, понятие “налоговой выгоды” и основания для признания ее получения необоснованным изложены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г.

N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды” (далее – Постановление).

Согласно данному Постановлению под налоговой выгодой подразумевается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Необоснованной налоговая выгода становится тогда, когда налогоплательщик уменьшает налоговую обязанность без достаточных на то оснований. В Постановлении не дается определение необоснованной налоговой выгоды, однако приводится ряд критериев, которые во взаимосвязи и в совокупности могут свидетельствовать о получении налогоплательщиком таковой.

Среди поводов к исследованию обоснованности налоговой выгоды ВАС РФ назвал и взаимоотношения с контрагентами – поставщиками товаров, работ и услуг. Пунктом 10 Постановления установлено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Однако выгода может быть признана необоснованной, если налоговому органу удастся доказать, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

С учетом того, что признаки проявления “должной осмотрительности” при выборе контрагентов не закреплены в законодательстве о налогах и сборах РФ, они формируются судами при разрешении налоговых споров.

Примечание. Должная осмотрительность
“Должная осмотрительность” является понятием гражданского права и не раскрывается в законодательстве РФ о налогах и сборах. Так, ст.

401 Гражданского кодекса РФ установлено, что лицо несет ответственность за неисполнение обязательства при наличии вины, однако лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Так, налогоплательщик может быть признан не проявившим должной осмотрительности при выборе контрагента, если такому контрагенту присущи следующие признаки его “недобросовестности”: – осуществление деятельности без регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) либо на основании фиктивных документов; – невозможность установления местонахождения контрагента; – нахождение должностных лиц контрагента в розыске; – исполнение управленческих функций одним и тем же лицом в большом количестве не связанных между собой компаний; – частая смена адреса местонахождения компании без объективных на то причин; – низкая среднесписочная численность работников организации при наличии у нее существенных оборотов; – отсутствие собственных или арендуемых основных средств, складских помещений и иного имущества, необходимых для исполнения обязательств по договору.

Следует учесть, что данный перечень не является исчерпывающим и постоянно дополняется судебной практикой.

Презумпция добросовестности

Презумпция добросовестности налогоплательщика – это принцип законодательства о налогах и сборах (п. 7 ст. 3 и п. 6 ст. 108 НК РФ), предполагающий безусловное признание правомерности поведения налогоплательщика, пока не доказано иное.

Поскольку обязанность проверки “добросовестности” контрагентов налогоплательщиков законом не установлена, то и нарушение налогового законодательства со стороны контрагентов не может рассматриваться в качестве однозначного свидетельства недобросовестности самого налогоплательщика. Конституционный Суд РФ (Определение от 16.10.

2003 N 329-О) установил, что налогоплательщик не несет ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Вместе с тем, как было отражено в вышеприведенном Постановлении, налоговый орган может указать на необоснованность налоговой выгоды, если докажет, что налогоплательщик действовал “без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом”.

Таким образом, налогоплательщику, заинтересованному в минимизации риска возникновения спора с налоговым органом относительно получения необоснованной налоговой выгоды в результате взаимодействия с “недобросовестными” контрагентами, следует быть готовым к ответу на вопрос, насколько он был осмотрителен в выборе своих контрагентов.

Иными словами, готовясь к возможным претензиям со стороны налоговых органов, необходимо разработать и наладить систему внутреннего контроля, позволяющую предпринять меры по проверке своих контрагентов. Почему речь идет именно о системе, а не об отдельных шагах по проверке контрагентов, полагаю, нетрудно догадаться.

Принимая во внимание бюджетный дефицит и стремление налоговых инспекторов выполнить негласный план по доначислениям налогов, пеней и штрафов, вероятность того, что налогоплательщику придется идти в суд и доказывать факт того, что полученная им налоговая выгода не является необоснованной, достаточно высока. Именно поэтому, чтобы предстать перед судом “во всеоружии”, необходим комплексный подход к проверке налогоплательщиком своих контрагентов, который послужит для суда доказательством того, что налогоплательщик проявил “должную осмотрительность и осторожность” при выборе контрагента.

Доскональная проверка

Источник: http://www.pnalog.ru/material/minimizaciya-nalogovyh-riskov-vybor-kontragenta

Снижаем налоги в условиях кризиса

Слово в защиту минимизации налоговых рисков (Сасов К.А.)

В кризис способам налоговой оптимизации и налоговому планированию компании уделяют особое внимание. Существует три разновидности налогового планирования. Рассмотрим и проанализируем каждую из них, чтобы определить, какие способы налогового планирования актуальны в кризис, а какие применять рискованно.

Используйте пошаговые руководства:

Самый агрессивный вид налогового планирования – налоговая минимизация, когда налоговая выгода выступает как самостоятельная деловая цель. Например, купить что-то ненужное, затем продать что-то ненужное, чтобы получить какие-то выгоды из бюджета, то есть поменьше заплатим – получим льготу.

Если у сделки одна цель – получить какую-то выгоду в плане налогов, то такие действия не приветствуются государством, они осуждаются. Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 №53, который специально был посвящен необоснованной налоговой выгоде, такая ситуация предусмотрена в пункте 9.

Там говорится, что если в сделке самостоятельная цель – это получение необоснованной налоговой выгоды, то ее следует признать необоснованной и она не защищается судами. Таким образом, налоговая минимизация сейчас неактуальна и рискованна.

Налоговая оптимизация

Второй вид налогового планирования – налоговая оптимизация. Это выбор хозяйственной деятельности, влекущей оптимальные налоговые последствия. Этот вид базируется на гражданском кодексе, свободе договора, свободе предпринимательской деятельности.

Конституционный Суд также поддерживает налоговую оптимизацию, отметив в одном из своих постановлений, то, что бизнес не должен специально увеличивать свою налоговую нагрузку и поэтому, если есть выбор как вести бизнес, (например, купить свои основные средства или взять в аренду), то здесь предприниматель выбирает то, что ему выгодно из предпринимательской цели, а не то, как это повлияет на бюджет.

Тем не менее, сегодня судебная практика говорит о том, что компании вынуждены в судах объяснять и доказывать, почему они занимаются именно этим бизнесом, почему покупают именно этот товар, почему построили свою предпринимательскую деятельность именно таким образом, что в этой деятельности была деловая цель и здесь не было исключительно антиналоговой составляющей, что эта экономия была неизбежна.

Минимизация налоговых рисков

Самый актуальный вид налогового планирования – минимизация или избежание налоговых рисков.

Судебная практика подсказывает, что налоговая минимизация, когда планируются сделки с целью уменьшения поступлений в бюджет, потом оборачивается негативно для налогоплательщика, и он вынужден платить и за себя, и за ту цепочку поставщиков, которая была перед ним.

Тем самым он лишается не только вычета с того налога, который он возможно не уплатил в бюджет, но и вынужден уплачивать за всю цепочку своих предшественников. Эта уплата лишних или чужих налогов, пени, штрафов. Лучше не учитывать такие спорные затраты для целей налогообложения, чтобы не заплатить лишнего.

Одним из примеров снижения налоговых рисков является получение разъяснений спорных вопросов применения налогового законодательства у экспертов и государственных органов (налоговые органы, министерство финансов).

Чем больше ответов, чем больше разъяснений, тем больше вы проявляете разумной осмотрительности, тем больше это приветствуется и налоговыми органами и судами, если возникают налоговые споры, и в этом смысле вы себя защищаете, если появляется по вашему спорному вопросу какой-то ответ.

Например, после множества споров об осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, налогоплательщики стали заваливать налоговыми вопросами о контрагентах. Представители налогового органа пытаются отказаться от ответа, ссылаясь на то, что это ваш выбор, а что касается налоговых рисков, то это ваше личное дело.

Но если в вопросе конкретно спрашивается, стоит ли потенциальный контрагент на учете, нет ли к нему налоговых претензий, не находится ли он в розыске, не является ли он сбежавшим контрагентом, то тогда налоговый орган обязан отвечать на эти вопросы, которые должен знать по определению.

Если же он уклоняется от таких вопросов, то здесь налогоплательщик может ссылаться на эти разъяснения в свою пользу в суде.

С недавнего времени Высший Арбитражный суд прекратил свою деятельность и споры о законности нормативно-правовых актов перешли в ведение Верховного суда.

Если раньше ВАС активно оценивал законность и обоснованность писем министерств и ведомств, то сейчас Верховный суд стал уклоняться от правовой оценки таких разъяснений Министерства финансов и ФНС.

Вскоре Конституционный суд будет рассматривать вопрос о подведомственности верховному суду споров о законности и обоснованности разъяснительных писем Минфина и ФНС.

Второй способ минимизации налоговых рисков – создание «налоговой подушки безопасности» или управление налоговыми переплатами.

Это особенно ценно, когда плательщик находит свои переплаты накануне или уже в ходе проверки, показывает налоговому органу эти незаявленные налоговые льготы, налоговые вычеты и это снижает пени, исключает привлечение к налоговой ответственности, потому что налоговая ответственность в соответствии со статьей 22 НК РФ является материальной.

Необходимо внимательно следить за своими переплатами и уметь ими правильно пользоваться, когда мы их возмещаем. Также для минимизации налоговых рисков необходимо дополнительно проверять своих контрагентов.

Также необходимо изучение, формирование и использование судебных прецедентов.  Закон – это то, что говорит суд. В законе может быть написана одна норма права, налоговый орган может понять ее по-другому, налогоплательщик может вкладывать свое понятие в эту норму. А как правильно понимать эту норму говорит суд.

Необходимо изучать текущую арбитражную практику. Где можно проследить, как суды отвечают на актуальные для вас вопросы. И в этом смысле финансовый директор и главный бухгалтер должны мониторить и понимать, что суды говорят об этих актуальных вопросах.

Еще один из способов – формирование судебных прецедентов. Допустим, у вас есть большой риск с заявлением большой налоговой льготы. Сумма большая, проигрывать опасно.

Некоторые плательщики заявляют льготу в части, то есть на небольшую сумму и смотрят чем закончится этот спор, если это возможно. И когда проходят все три инстанции, когда исчерпывается возможность оспорить выше, налогоплательщик получает прецедент.

Где по этому вопросу получено нормальное толкование судебного органа и тогда он уже в полной мере может пользоваться этим правом на льготу и в будущем.

Судебная практика как толкование нормы права видна и в письмах налоговой службы.

Сейчас ФНС рекомендует своим подчиненным активно изучать судебную практику и в случае, если практика складывается не в пользу бюджета, например, в регионе, то чтобы не наносить ущерб бюджету (взыскание процентов за излишнее пользование денежными средствами, избежание судебных издержек, которые вынужден будет выплачивать бюджет в пользу победившего налогоплательщика), налоговые органы должны снимать конфликт, учитывая судебную практику, на стадии возражений, вынесения решений по апелляционной жалобе. Другими словами, не доводить дело до суда.

Источник: https://fd.ru/articles/157110-sqe-15-m9-snijaem-nalogi-v-usloviyah-krizisa

Минимизация налоговых рисков и налоговое планирование в производственных компаниях

Слово в защиту минимизации налоговых рисков (Сасов К.А.)

Юлия Хачатурян,

генеральный директор компании NIKA, RISK PLAN

«Генеральный директор. Управление промышленным предприятием», №6 2011 г.

Налоговое планирование, как правило, осуществляется путем построения холдинговой структуры, т.е. упорядоченной группы компаний, фактически контролируемой одним лицом (или группой одних и тех же лиц).  Однако неизменным следствием налоговой экономии является появление налоговых рисков, главными из которых является риск признания полученной налоговой выгоды необоснованной.

Риск признания полученной налоговой выгоды необоснованной…

Понятие «необоснованная налоговая выгода» появилось в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10. 2006 г. N 53.

Напомним, что в этом постановлении были названы основные критерии ее определения и признаки (многим бухгалтерам и финансовым директорам они известны, поэтому мы не будем повторять их здесь заново). Сразу же отметим так же, что за время, прошедшее после выхода постановления, судебная практика заметно изменилась и порядок определения соответствующих признаков тоже.

  Приведем конкретные примеры. Так, одним из них был такой признак как взаимозависимость лиц. Однако сегодня судебная практика в большей степени исходит из того, что взаимозависимость лиц является признаком получения необоснованной налоговой выгоды, только если она повлияла на нерыночное ценообразование.

А это, согласитесь, большая разница! Другой признак, названный в постановлении Пленума ВАС № 53 – отсутствие у контрагента своих собственных ресурсов для выполнения работ/оказания услуг. Но ведь тот может и привлечь для работы субподрядчика, и арендовать основные средства.

В таких случаях суды приходят к выводу, что признаком получения необоснованной налоговой выгоды отсутствие собственных ресурсов у вашего контрагента не является. Иногда налоговые органы не до конца понимают, как действовала схема или не ставят перед собой задачу доказать, что операции были фиктивные. В таких случаях суд тоже может встать на сторону налогоплательщика (см.

, например, постановление ФАС Московского округа от 2.12. 2010 г. N КА-А40/14771-10). Стоит отметить, что многие схемы известны налоговикам и в том числе описываются в их письмах.

По ряду схем (лизинг, товарищество, роялти и пр.) есть судебная практика, анализ которой позволяет понять, по каким признаком в конкретном случае стало понятно, что речь идет о получении необоснованной налоговой выгоды, а не о добросовестных действиях налогоплательщика.

    Подавляющее большинство применяемых способов минимизации налоговых платежей, дающих существенную экономию, направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Чтобы избежать доначисления налогов и штрафных санкций, во-первых, нужно оценить риски применяемых вами методов сокращения налоговых платежей и, во-вторых, понять, можно ли их минимизировать или лучше отказаться от применения какой-то схемы.

Оценка риска, связанного с возможностью признания полученной налоговой выгоды необоснованной

Приведем конкретный пример операции (деятельности нескольких элементов холдинговой структуры) с высоким риском признания налоговой выгоды необоснованной.

Пример 1

Производственная компания некоторое время реализовывало товары (листовой картон) своим оптовым покупателям напрямую. Затем она решила сэкономить налоговые платежи и разделить реализацию на два потока.

Более крупным клиентам, нуждавшимся во «входящем» НДС, продавать товары, как и раньше; более мелким, находящимся на УСН, через своего посредника, применяющего УСН.

Соответственно цена продажи товара «промежуточному» продавцу была небольшой, и большая часть выручки после последующей реализации товара прежним покупателям аккумулировалась у посредника.

Теперь перечислим признаки, по которым можно заключить, что полученная налоговая выгода может быть признана необоснованной:

ü  индивидуальным предпринимателем является жена учредителя основной производственной компании; у этих лиц (основного производственного предприятия и индивидуального предпринимателя) один и тот же телефон, сайт, фактический адрес, банковский счет, фактически они выступают под одной торговой маркой;

ü  индивидуальный предприниматель был зарегистрирован как раз в тот момент, когда у производственной компании возникла необходимость в разделении потоков на с НДС и без НДС;

ü  нет причины, объясняющей, с какой стати продавать посреднику, якобы третьему лицу продукцию в три раза дешевле, чем остальным покупателям и терять выручку;

ü  кроме того, именно та (или чуть большая) сумма, на которую посредник должен был закупить товар у организации-производителя, почему-то была потрачена основной производственной компанией по какому-то странному договору с кипрской компанией на оказание юридических услуг.

При том, что в штате самой производственной компании работает юридический отдел из десяти юристов.

В данном случае мы видим ряд признаков, свидетельствующих о получении необоснованной налоговой выгоды (аффилированность лиц, участвующих в операции; единый банк; отсутствие в действиях компании-производителя деловой цели; создание регистрация посредника незадолго до совершения операции; налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности). Безусловно, этот пример чуть утрирован. Именно «чуть», потому что, минимизируя налоговые платежи, как правило, владельцы бизнеса весь остальной порядок работы хочется сохранить тем же. Обусловлено это рядом причин, о которых речь пойдет ниже. Минимизация риска признания налоговой выгоды необоснованной Одним из способов минимизации риска признания полученной налоговой выгоды необоснованной является устранение взаимозависимости (аффилированности) юридических лиц.

Юридические определения понятий «взаимозависимость» и «аффилированность» несколько разные, но по сути, смысл один: лица (компании, индивидуальные предприниматели, входящие в холдинговую структуру) связаны друг с другом и фактически представляют собой единое целое.

При этом на практике аффилированность делят на прямую (одни и те же учредители, участие одного юридического лица в другом и т.д.

) и косвенную (один сайт, телефон, электронная почта, адреса, позиционирование себя как единой группы компаний; один и тот же персонал; единый банк и т.д.).

Но если налоговый консультант дает совет устранить эти признаки с лицом, за счет которого руководитель бизнеса регулярно получает налоговую выгоду, у руководителя бизнеса зачастую находится масса действительно уважительных причин, чтобы этого не делать:

ü  необходимо искать нового арендатора, а это проблематично;

ü  мы выступаем под одной раскрученной маркой или под фактически одним названием.

Если их поменять в одной из компаний – потеряешь покупателей; тоже самое касается телефона и электронной почты, а уж тем сайта;

ü  главбух в нескольких компаниях должен быть одним и тем же, потому что его давно знают, и он вызывает доверие, а постороннему человеку вряд ли можно будет так доверять;

ü  уйдя из состава учредителей или с должности генерального директора в одной из компаний, невозможно будет контролировать ситуацию и финансовые потоки и т.д.

Вопрос сохранности активов бизнеса и разработка механизмов, позволяющих контролировать действия третьих, привлеченных лиц – отдельная тема.

Однако, стоит учитывать, что, как правило, высокие налоговые риски – в том числе являются следствием желания избежать технических сложностей налогового планирования.

Легендирование как способ минимизации риска Впрочем, встречаются ситуации, когда и лица аффилированные, и налоговую выгоду получают, а претензий к ним нет.

Пример 2 Так, например, в одном городе под фактически одной торговой маркой работают две производственные компании, занимающиеся производством товаров для ландшафтного дизайна  на упрощенной системе налогообложения. Разница лишь в том, что у второй компании присутствует на конце приставка «строй», а у другой нет.

Понятно, что если бы это была одна организация, она должна была применять основную систему налогообложения и платить совсем другие налоги. Для посторонних клиентов они выглядят как единое целое – промышленный бизнес с зарекомендовавшей себя репутацией.

Однако мало кто, кроме налоговых органов, знает, что в свое время учредители этих компаний, бывшие когда-то друзьями, судились между собой за торговую марку и право на использование наименования. Однако после суда названия компаний у каждой осталось прежнее.

Действительно ли существовал конфликт между ними или это был ли это хорошо продуманных ход по минимизации налоговых рисков остается только догадываться.

Способ минимизации налоговых рисков, когда для действий по экономии налоговых платежей придумывается деловая цель и впоследствии доказывается ее наличие, называется «легендирование». Приведем конкретный пример.

Пример 3 Основные средства были фактически реализованы третьей фирме путем продажи долей предприятия, т.е. с экономией НДС. В суде налогоплательщик доказал, что его целью была вовсе не минимизация налогов.

Вложение имущества в другое юридическое лицо в долю другого, которая впоследствии была продана было обусловлено «необходимостью решения возникших финансовых трудностей», в частности у вкладчика «отсутствовали достаточные денежные средства на содержание спорного имущества, нуждавшегося ремонте».

Суд поддержал при этом налогоплательщика. (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.11.06 г. № А05-3934/2006-9).

Наличие ресурсов

Кроме того,    для минимизации рисков налогоплательщику необходимо иметь доказательства наличия соответствующих ресурсов для выполнения работы его контрагентом или привлечения им этих ресурсов за счет привлечения субподрядчиков или аренды у них соответствующих средств.

Пример 4

Компания, производящая строительное оборудование, решила минимизировать налоговые платежи при помощи давальческой схемы с использованием автотранспортного предприятия, находящегося в Подмосковье.

Однако на этом предприятии «висит» всего одна машина, никого больше для помощи в выполнении услуг это предприятие не привлекало и в аренду машину больше ни у кого не брало. в то время, как судя по договорам предприятия значительная часть его расходов составляет оплата услуг именно этой компании. Т.е.

в данном случае возникают большие сомнения относительно возможности осуществления контрагентом большого количества перевозок; т.е. возможности реально выполнить хозяйственные операции.  

От схем, которые выглядят нарочито, распиарены и имеют негативную оценку часто лучше отказаться. Естественно, если способ оптимизации не отличается общеизвестностью, его риски значительно ниже, чем распиаренный на семинарах или в литературе метод минимизации налоговых платежей, т.к.

с данными источниками информации знакомятся и финансовые ведомства и используют для выявления схем. Часто именно широко разрекламированные, и при этом явно нарочитые схемы становятся особенно опасными. Кроме того, очень часто бывает так, что степень риска той или иной схемы со временем меняется в силу изменений судебных тенденций.

Стоит отметить, что иногда излишняя поспешность налогоплательщика в конечном итоге приводит к его краху.

 Пример 5. Рассмотрим случай из судебной практики, связанный с простым товариществом. Напомним, что  существует налоговая схема с использованием конструкции «простое товарищество», суть которой проста. Если организация будет УСН, ей не придется платить ряда налогов.

Однако НК РФ устанавливает очень жесткие параметры, которым должен соответствовать упрощенец. Самое трудновыполнимое для компании требование — это необходимость «вписаться» в установленный лимит выручки. Зачастую решить проблему не помогает и разделение единого предприятия на два.

Чтобы избежать дальнейшего дробления, два упрощенца объединяются в простое товарищество. Хитрость следующая: доходом каждого товарища является прибыль от совместной деятельности (ст. 1048 ГК РФ) (т.е. доходы за минусом расходов). ВАС РФ рассмотрел следующее дело. (от О8.10.2009 № ВАС-11329) Упрощенец имел на балансе дорогостоящее имущество.

При его продаже фирма бы слетела с упрощенки. Чтобы этого не произошло, было образовано простое товарищество, через которое и было продано имущество, между членами которого была поделена прибыль от сделки. И образование простого товарищества, и продажа через него дорогостоящего имущества были осуществлены достаточно оперативно.

Меры по минимизации налоговых рисков налогоплательщиками не были приняты. Налоговики сочли все действия налогоплательщиков фиктивными, а применение налогоплательщиком УСН необоснованным. Суд поддержал налоговый орган.  

Сказанное вовсе не означает, что конструкцию «простое товарищество» нельзя ни в коем случае применять в налоговом планировании производственной деятельности. Однако, если способ оптимизации налогов выглядит слишком нарочито, стоит хорошо все взвесить прежде чем применять его в массовом порядке.

Пример 6 Так, например, исходя из текста Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ можно сделать вывод, что вознаграждение за ноу-хау, придуманное работником, страховыми взносами не облагается.

Чем не возможность для оптимизации сборов? Да и простота способа очевидна: права на ноу-хау не подлежат регистрации; кроме того, каждый работник производства формально может придумать огромное количество способов улучшить работу предприятия.

Однако, если ваши работники ежемесячно в массовом порядке вдруг действительно начнут выдавать креативные идеи и получать за них необлагаемые взносами вознаграждения, понятно, что как минимум это вызовет большое изумление сотрудников Пенсионного Фонда и ФСС.

Иначе говоря, идея и ее реализация слишком надуманны, нарочиты, чтобы быть безопасными с налоговой точки зрения.

Ознакомиться со статьями,  аналогичными по тематике (налоговое планирование, налоговые риски):

ВЫДЕЛЕНИЕ НОВОГО НАПРАВЛЕНИЯ БИЗНЕСА: ОЦЕНКА НАЛОГОВОГО ЭФФЕКТА

ПЕРЕХОД НА УПРОЩЕНКУ ЧЕРЕЗ ПРОСТОЕ ТОВАРИЩЕСТВО

Новые налоговые риски работы с контрагентами

Или посетить мероприятия автора публикации, посвященные налоговым рискам и налоговому планированию, чтобы задать оставшиеся вопросы лично:

Мастер-классы_Налоговое планирование

Программа семинара: «Контроль налогоплательщиков и налоговые споры в 2017-2018 году»

Семинары по налогам, налоговому планированию (для бухгалтеров, финансовых директоров, руководителей и владельцев компаний)

Изменения, касающиеся контроля за налогоплательщиком (лето-осень 2017 г.)

Источник: http://www.risk-plan.ru/blog/nalogovyh-riskov-proizvodstvennyhj/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.