+7(499)495-49-41

Возможности использования следов рук для проведения судебно-биологической экспертизы ДНК человека (Латыпов С.И.)

Содержание

Использование ДНК анализа в уголовном и гражданском процессе

Возможности использования следов рук для проведения судебно-биологической экспертизы ДНК человека (Латыпов С.И.)

ДНК анализ является наиболее точным методом идентификации человека и установления биологических родственных связей между людьми. При установлении биологического родства точность ДНК анализа на несколько порядков превышает точность серологических методов, а при идентификации личности точность ДНК экспертизы превосходит дактилоскопический анализ.

Впервые анализ ДНК в судебной практике был использован в Великобритании в слушаниях по эмиграционному делу Sarbah v The Home Office (1985), когда при помощи ДНК экспертизы было доказано биологическое материнство истицы в отношении ее несовершеннолетнего сына, задержанного британскими пограничными службами по подозрению попытки пересечения границы по подложным документам. С этого времени метод ДНК идентификации стал широко использоваться как в гражданском, так и уголовном судопроизводстве. На настоящее время ДНК анализ является стандартным методом идентификации личности и установления биологического родства практически во всех мировых юрисдикциях.

Использование ДНК анализа в уголовном и гражданском процессе для идентификации человека и установления биологического родства имеет следующие преимущества перед серологическими и другими идентификационными методами:

1. ДНК анализ имеет очень высокую дискриминационную способность, что позволяет уникально идентифицировать любого человека;

2. ДНК профиль человека постоянен и не меняется в течении жизни. Это позволяет сравнивать образцы, полученные в разные периоды жизни человека и получать однозначный результат;

3. ДНК профили, полученные из разных типов тканей одного и того же человека, будут одинаковы. Это позволяет использовать для идентификации и установления происхождения детей материал различного происхождения (например, эксгумационный материал умершего и кровь живого человека);

4. ДНК очень стабильна, что позволяет получить генетическую информацию из старых биологических образцов и образцов из захоронений

5. ДНК передается от родителя к ребёнку, что позволяет использовать ДНК анализ для установления родственных отношений как между людьми внутри одной семьи, так и между людьми из разных семей. ДНК анализ так же позволяет предположить, в какой степени родства могут находиться двое и более лиц, у которых родственные отношения не известны.

6. Генетическая информация может быть получена из образцов с крайне малым содержанием ДНК, а также из образцов, где ДНК частично деградировала.

На сегодняшний день, стандартная технология ДНК анализа, которая применяется для предоставления генетических данных в суде, позволяет установить отношения первой и второй степени родства, однако уже существуют подходы, которые позволяют установить могут ли исследованные быть родственниками третьей, и даже, четвертой степени.

Так же, имеющиеся методы анализа позволяют установить принадлежат ли исследуемые одной, или разным отцовским или материнским линиям, что может использоваться, как при установлении происхождения детей в случае отсутствия родителя, так и для установления родственников умершего (как близких, так и дальних) в делах о наследстве.

Генетическая экспертиза может проводиться как с использованием биологического образца человека, так и с использованием небиологического объекта, который был в контакте с человеком и на котором остались его биологические следы.

Современные методы ДНК экспертизы высокочувствительны и не требуют большого количества ДНК для анализа.

В качестве основных биологических образцов для анализа используются ротовые мазки (клетки внутренней поверхности рта – буккальный эпителий), а также образца крови.

Если посмотреть на мировой опыт, то в более, чем 90% случаев анализы ДНК с целью установления родства проводятся по ротовым мазкам.

В тех случаях, когда взять биологический материал у человека не представляется возможным, для проведения генетической экспертизы могут быть использованы вещи, которые ему принадлежат и которыми он мог пользоваться – зубная щётка, предметы одежды, бритва, соска, предметы кухонной утвари. В таких случаях, будет необходимо доказать то, что эти вещи действительно принадлежат интересующему следствие или суд человеку, а не другому лицу.

Результатом молекулярно-генетической экспертизы являются индекс и вероятность родства. Для расчетов этих параметров существуют специальные базы данных аллельных частот.

Так как аллельные частоты ДНК локусов отличаются от юрисдикции к юрисдикции, а также между расовыми (этническими) группами внутри юрисдикции, необходимо использовать базу данных, которая будет репрезентативна для популяции, из которой происходят участники анализа.

ДНК доказательства являются вероятностными доказательствами. При интерпретации такого вида доказательств, за исключением случаев исключения родства, описанных ниже, эксперт не может иметь однозначное мнение о том, являются ли исследуемые биологическими родственниками заявленной степени родства, или же таковыми не являются.

Вместо этого, эксперт обязан предоставить суду значение индекса и вероятности рассматриваемого родства.

Следует помнить, что даже тогда, когда эти показатели кажутся на первый взгляд довольно высокими (или довольно низкими), являются, или же не являются, исследуемые родственниками той степени, которая исследуется, может установить только суд, принимая во внимания доказательства генетической экспертизы, а так же другие доказательства по рассматриваемому делу.

Наиболее часто ДНК анализы используются для установления происхождения ребёнка – анализы на определение отцовства и материнства.

Установление отцовства (материнства) является основным анализом при установлении биологического происхождения ребёнка.

В зависимости от количества участников, анализ с целью установления спорного происхождения ребёнка может быть дуэт, когда участвуют предполагаемый (заявленный) родитель и ребёнок, или трио, когда участвуют биологический и предполагаемый родитель, и ребёнок.

Анализы с участием обоих родителей всегда на несколько порядков более точные, чем, когда исследуется только предполагаемый родитель.

Несмотря на то, что вероятность ошибочности выводов даже в случаях, когда исследуется только предполагаемый родитель и ребёнок крайне мала, случаи, когда результаты анализа, проводившиеся без участия биологического родителя, были абсолютно противоположны результатам, проводившимся с участием биологического родителя, описаны в литературе. Поэтому, в экспертизах по установлению спорного происхождения ребёнка следует исследовать так же и образец биологического родителя, если биологический родитель имеется в наличии. В случаях, когда биологических родитель отказывается от прохождения экспертизы, это может быть использовано стороной предполагаемого родителя как повод для подачи апелляции. Отказ биологического родителя от прохождения экспертизы так же является предвзятым по отношению к предполагаемому родителю.

Другими, распространенными тестами ДНК, являются:

Сиблинговый тест – используется в тех случаях, когда необходимо установить могут исследованные быть биологическими детьми одного и того же мужчины или женщины, или же происходить от одних и тех же родителей.

Анализ между дедушкой (бабушкой) или дедушкой и бабушкой, и ребёнком – проводится в тех случаях, когда биологический отец (мать) ребёнка отсутствует и необходимо доказать мог ли отсутствующий биологический сын (или же дочь) бабушки и дедушки быть биологическим родителем ребёнка.

Авункулярный тест (анализ между дядей (тетей) и племянником (племянницей) – проводится в случаях, когда надо установить возможность отцовства родного брата (или материнство родной сестры) исследуемого (исследуемой) и ребёнка.

1. Диагностические:

а) установление пригодности объектов для молекулярно-генетического исследования;

Установление наличия объектов биологического происхождения (крови, спермы, слюны) на вещественных доказательствах.

2. Классификационные:

а) установление половой принадлежности исследуемых объектов;

б) установление ДНК профиля человека по исследуемым гипервариабельным локусам (участкам ДНК).

3. Идентификационные:

а) идентификация личности;

б) установление кровного родства.

В зависимости от обстоятельств, которые необходимо установить, на разрешение судебной молекулярно-генетической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы :

1. Имеется ли в наслоениях генетический материал, пригодный для проведения идентификационного исследования?

2. Какова половая принадлежность биологических следов, обнаруженных на вещественных доказательствах (костных останков)?

3. Могут ли происходить пятна крови (спермы) на вещественных доказательствах от потерпевшего (Ф.И.О), подозреваемого (-ых) (Ф.И.О.)?

4. От кого из перечисленных лиц (Ф.И.О.) могли произойти наслоения крови (спермы), обнаруженные на вещественных доказательствах?

5. Имеется ли в подногтевом содержимом потерпевшего (Ф.И.О.) генетический материал, который может принадлежать подозреваемому (Ф.И.О.) или другому лицу (лицам)?

6. Могут ли принадлежать части человеческого тела одному трупу или нескольким?

7. Могут ли принадлежать останки трупа гр. (Ф.И.О.)?

и другие, в зависимости от обстоятельств рассматриваемого уголовного или гражданского дела.

Вопросы о наличии и достаточности генетического материала, пригодного для исследования, и вопрос о половой принадлежности биологических следов могут не выноситься отдельными пунктами, поскольку данные задачи являются иерархически подчиненными и разрешаются в ходе решения главной идентификационной задачи об индивидуальной принадлежности того или иного биологического следа.

По делам, связанным с половыми преступлениями, тяжкими телесными повреждениями и убийствами, перед назначением молекулярно-генетической экспертизы обязательно проведение судебно-медицинской биологической экспертизы . Судебно-медицинскими экспертами решаются вопросы о наличии пятен биологического происхождения (крови, спермы, слюны и др.

) на вещественных доказательствах, их видовой (человек или животное) и групповой (группа крови) принадлежности.

Для молекулярно-генетического исследования материалы принимаются в случае, когда не исключается происхождение биологических наслоений на вещественных доказательствах, как от потерпевшего, так и от подозреваемого(-ых), если их группы крови совпадают, или если наслоения носят смешанный характер.

В исключительных случаях, если количество наслоений веществ биологического происхождения на вещественных доказательствах ничтожно мало, и есть опасение, что данные наслоения могут быть израсходованы при проведении судебно-медицинской биологической экспертизы возможно проведение молекулярно-генетического исследования данных объектов без заключения судебно-медицинской биологической экспертизы

На территории Российской Федерации существуют следующие типы лабораторий, которые проводят генетические анализы с целю установления родства:

1. Государственные лаборатории

a. Лаборатории, находящиеся в ведомстве системы МВД и ФСБ

b. Лаборатории, находящиеся в ведомстве Минздравсоцразвития (включая СМЭ и лаборатории при больничных центрах)

2. Негосударственные лаборатории

a. Негосударственные лаборатории, хозяйственные субъекты Российской Федерации

b. Представительства зарубежных генетических лабораторий

Очень часто суды и органы дознания/следствия выносят определение о назначение экспертизы в негосударственную генетическую лабораторию.

Несмотря на то, что существует много лабораторий, которые имеют оборудование, позволяющее проводить генетические исследование, только несколько негосударственных лабораторий в России обладают всеми необходимыми лицензиями, квалифицированными сотрудниками и экспертами для того, чтобы иметь возможность предоставлять результаты в суде.

При выборе лаборатории для проведения генетической экспертизы следует учитывать следующее:

1. Имеет ли лаборатория все необходимые лицензии и сертификаты для выполнения анализов для суда, в частности

a. лицензию на медицинскую деятельность, включая лабораторную генетику;

b. лицензию на судебно-медицинскую деятельность;

c. лицензию на судебно-медицинский анализа вещественных доказательств (Эта лицензия особенно важна, т.к. в лаборатории анализируются непосредственно биологические образцы, т.е. вещественные доказательства по делу. Отсутствие этой лицензии является поводом для непринятия экспертного заключения в суде, а также для апелляции на решение суда в вышестоящую судебную инстанцию);

2. Использует ли лаборатория современную технологию ДНК анализа, в частности, автоматизированные генетические анализаторы, которые сводят до минимума ошибку определения ДНК профиля человека;

3. Имеет ли лаборатория специалистов в области использования ДНК для установления родства и интерпретации ДНК доказательств, которые прошли специальную подготовку в этом направлении;

4. Сможет ли эксперт, при необходимости, присутствовать в суде и давать показания (это часто невозможно, когда анализ проводился в лабораториях за пределами Российской Федерации);

5. Имеет ли лаборатория опыт проведения генетических экспертиз по определению суда.

6. Сроки выполнения экспертизы

7. Стоимость выполнения экспертизы

Генетическая экспертиза – это одна из самых сложных экспертиз используемых для получения доказательств. В проведении ДНК анализов есть много тонкостей и нюансов, которые знает только специалист.

Несоблюдение какого-то параметра, или же неправильная формулировка, использованная экспертом может полностью инвалидировать заключение.

В этой связи крайне важно, чтобы адвокаты и юристы, прежде чем ходатайствовать о проведении экспертизы получили детальную консультацию у эксперта, а в тех случаях, когда против их клиента имеются ДНК доказательства, направили экспертные заключения на рецензию специалисту.

Только после получения полной консультации специалиста по криминалистическому анализу ДНК, или его рецензии на предоставленное заключение, адвокат сможет составить грамотную стратегию поведения в рамках конкретного судебного процесса, которая будет наиболее благоприятна для его клиента.

Источник: http://nvklinika1.ru/uslugi/dnk-test/ispolzovanie-dnk-analiza-v-ugolovnom-i-grazhdanskom-proczesse.html

Молекулярно-генетическая экспертиза: как ловят маньяков

Возможности использования следов рук для проведения судебно-биологической экспертизы ДНК человека (Латыпов С.И.)

Когда в XIX веке было выяснено, что папиллярный узор на подушечках пальцев уникален для каждого индивида, дактилоскопия революционизировала криминалистику. Оставил отпечаток на месте преступления — не отвертишься.

Преступники вооружились перчатками и салфетками для стирания «пальчиков».

Но им стало гораздо сложнее, когда было сделано новое открытие: наш индивидуальный «паспорт» хранится в каждой из ста триллионов клеток человеческого тела.

Да, речь идет о ДНК и молекулярно-генетической экспертизе. Всё вроде бы просто: берется ДНК из клеток, оставленных преступником, и сравнивается с ДНК из клеток подозреваемого. На самом деле, конечно, простота тут кажущаяся.

Если некоторые живые клетки можно разглядеть в слабенький школьный микроскоп, а то и невооруженным глазом (пример — яйцо), то ДНК — объект микромира, и так просто «взять» ее не получится. То же со «сравнением». ДНК человека составляют 3,1 млрд пар оснований.

Прочтение (секвенирование) всего этого объема информации — задача крайне трудоемкая.

Сколько надо клеток?

О том, как составляется уникальный генетический портрет человека и какие технологии при этом применяются, мы поговорили с представителями компании Gordiz — единственного в России производителя реагентов для проведения генетических судебно-медицинских экспертиз. Для начала хотелось узнать, какой минимум биологического материала должен оставить преступник на месте преступления, чтобы молекулярно-генетический анализ стал возможен.

Схема полимеразной цепной реакции показывает основные этапы многократного копирования интересующего участка ДНК (маркера). На этапе денатурации под воздействием нагрева цепочка ДНК распадается на две нити. На этапе отжига при охлаждении к отдельным нитям ДНК присоединяются метки-праймеры. На этапе элонгации фермент полимераза достраивает вторую нить исследуемому участку.

«Можно в принципе получить результат из одной клетки, — говорит специалист компании Сергей Леонов, врач-биохимик, несколько лет проработавший судмедэкспертом. — Есть, например, приборы — лазерные микродиссекторы, которые позволяют вырезать из исследуемых образцов единичные клетки.

Однако работа с таким малым количеством генетического материала не относится к стандартным технологиям и процессам и не гарантирует высокую надежность. Для нормального процесса нужно как минимум 10−15 клеток, и на самом деле это очень маленькое количество.

Одно прикосновение рукой к предмету оставляет на нем сотни клеток».

Да, человек щедро разбрасывается генетическим материалом, но уже на этапе поиска биологических следов преступника судмедэкспертов поджидает много проблем. Например, отличный материал для исследования — кровь, следы которой хорошо заметны и в них обычно много ДНК. Но в пятне крови могли смешаться кровь преступника и жертвы.

Как отделить клетки друг от друга? Задача несколько упрощается, если преступник и жертва разнополы: тогда возможна предварительная сортировка по наличию или отсутствию Y-хромосомы.

Вообще работа со смешанными объектами — это часто встречающаяся ситуация: как правило, предметы, к которым прикасался злоумышленник, трогал кто-то и до него, и там можно найти биоматериал, принадлежащий десяткам людей.

Для выделения нужного материала порой используют количественный метод: след преступника самый свежий, а значит, если количество каких-то клеток на поверхности объекта хотя бы на порядок превышает число остальных, можно предположить, что это и есть искомый биоматериал.

Типичный случай: после изнасилования эпителиальные клетки жертвы смешаны со сперматозоидами преступника. Для этого случая создан специальный метод. Поскольку эпителий имеет меньшую структурную прочность по сравнению с мужскими половыми клетками, его можно разрушить специальными химикатами, оставив сперматозоиды невредимыми и получив чистую фракцию клеток насильника.

Таким образом, собственно молекулярно-генетическому исследованию предшествует поиск необходимого материала и выделение его из разных смесей. Существуют, например, химические методы поиска следов крови там, где эти следы пытались отмыть. Есть технологии поиска клеток, оставленных на бумаге и других материалах.

Отмывание ДНК

Другой вопрос — сохранность биоматериала. С одной стороны, прочитан геном неандертальца и мамонта, то есть ДНК может сохраняться десятки тысяч лет. А с другой — в пятне крови, оставленном преступником пару дней назад, ДНК может не оказаться вовсе. Как же так? «ДНК — это одна из самых устойчивых биомолекул, — объясняет Сергей Леонов.

— Если есть условия для хранения, она может оставаться в целости почти неограниченное количество времени. Лучшие условия — это высушивание, например на бумаге. Лично мне приходилось участвовать в работах по идентификации останков солдат, погибших во время Великой Отечественной.

ДНК, обнаруженные в останках, сравнивались с сохранившимися образцами ДНК с фронтовых писем, которые предоставляли родственники погибших в этих местах воинов».

ДНК быстро разрушается под воздействием разных биологических, химических и физических факторов. Если биоматериал попадает во влажную среду, тут же начинается гниение. Гниение — это не что иное, как поедание клеток бактериями. Бактерии к тому же выделяют особые вещества — нуклеазы, которые разрушают весь находящийся поблизости генный материал: это оружие борьбы с вирусами.

Если платок с пятном крови стал объектом гнилостных процессов, может оказаться, что пятно крови есть, а ДНК в нем уже нет. Наличие и концентрация в образцах генного материала будут выявлены химическими методами в ходе химического анализа, однако до того, как это произойдет, необходимо экстрагировать ДНК из клеточной среды.

«Для этого, — говорит Сергей Леонов, — применяются специальные реагенты, которые полностью разрушают материал клетки, оставляя лишь ДНК. Затем ДНК электростатически связывается с сорбентом, который извлекается, а затем смывается водой. Так получается чистый водный раствор ДНК».

Если согласно дальнейшему анализу генный материал есть в растворе и в требуемом количестве, можно приступать к созданию генетического «отпечатка».

На схеме показана классическая схема генетического анализа с использованием агарозного геля. Маркеры двигаются под воздействием электрического поля в блоке геля. Поскольку маркеры меньшего размера встречают меньшее сопротивление геля, они вырываются вперед. Окончательная идентификация маркеров происходит с помощью лазерной подсветки, возбуждающей флюоресценцию.

Польза от молчания

Первым делом следует заметить, что сравнивать полностью две ДНК никакой нужды нет. Генетически все люди на Земле идентичны на 99,99%, и потому есть смысл анализировать лишь сходство-различие определенных участков генома, которые обладают полиморфизмом, то есть представлены у разных людей в нескольких разных видах.

«Золотым стандартом» на сегодняшний день считается исследование полиморфных маркеров, имеющих переменную длину. Маркеры — это участки «молчащей» ДНК, которые не выступают в качестве действующих генов и не кодируют белки. Зато они имеют характерную структуру — одни и те же последовательности пар оснований повторяются в них несколько раз.

Разное число повторов и формирует тот самый полиморфизм. Разумеется, число вариантов длины одного маркера не равно числу людей на Земле. Если у маркера есть (условно) десять вариантов, то обладание маркером определенной длины означает лишь принадлежность к одной из десяти групп человечества, численностью в сотни миллионов человек каждая.

Но если мы добавим сюда данные по второму полиморфному маркеру, группа, где встречается такое сочетание длин, заметно сузится. Речь пойдет уже о миллионах человек.

При добавлении новых маркеров будет, как говорят в науке, экспоненциально нарастать дискриминационный потенциал, и наконец, число маркеров можно довести до такого количества, когда сочетание данных по их длинам станет уникальным для отдельной личности, а вероятность повтора этого «рисунка» практически сведется к нулю.

Ключ к идентификации личности — всего-то дюжина полиморфных маркеров. Но тут мы вспомним, что ДНК — объект микромира, и ни линейкой, ни штангенциркулем ее участки померить невозможно. Здесь на помощь приходит биохимия и электричество.

Источник: https://www.PopMech.ru/science/208931-pechat-gena/

Тактика проведения комплексных биологических, цитологических и молекулярно- генетических исследований (сб. Барнаул 08)

Возможности использования следов рук для проведения судебно-биологической экспертизы ДНК человека (Латыпов С.И.)

г. Барнаул

В практике судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств очень важное значение имеет комплексный подход к проводимому исследованию, грамотное сочетание всех имеющихся в лаборатории методов анализа – биологических, цитологических и молекулярно-генетических.

Судебно-медицинская биологическая экспертиза на начальном этапе решает вопросы установления или отсутствия в следах на вещественных доказательствах интересующих следствие компонентов биологического происхождения, определение их видовой, а при необходимости и органно-тканевой природы, а также первичное дифференцирование выявленного биологического материала, учитывая групповые характеристики проходящих по делу лиц, тем самым решает вопросы для разработки последующих этапов исследования. При этом важно максимально сохранить обнаруженный биологический материал, который чаще всего представлен в следовых количествах, выработать максимально обоснованную тактику исследовании, сориентировать следователя на возможное продолжение экспертизы более современными молекулярно-генетическими методами, что в свою очередь, повысит доказательность и объективность судебно-медицинских экспертных выводов.

Приведем примеры трех экспертиз вещественных доказательств, проведенных в нашей лаборатории:

Пример № 1

“… по адресу… был обнаружен труп женщины П. с колото-резанным ранением. В ходе ОМП по указанному адресу был обнаружен и изъят нож со следами, похожими на кровь”. На разрешение экспертизы был поставлен вопрос о наличии и видовой принадлежности крови и ее происхождения от потерпевшей П.

, либо подозреваемого К. В ходе проведения биологической экспертизы было установлено, что кровь потерпевшей П. относится к Оαβ группе, кровь подозреваемого К. к АВ группе с сопутствующим антигеном Н.

На ноже была найдена кровь человека, при определении групповой принадлежности в части следов установлена О группа, в другой части следов выявлены антигены А, В и Н. Выяснение экспертом обстоятельств дела показало, что подозреваемый К. после нанесения телесных повреждений потерпевшей П.

, слизывал кровь с ножа. При проведении дополнительного исследования в части пятен на клинке ножа была найдена слюна.

  • При молекулярно-генетическом исследовании следов буро-коричневого цвета на клинке ножа (следов крови) установлен женский генетический пол. Генотипические признаки в препаратах ДНК, полученных из этих следов крови и из образца крови потерпевшей П., одинаковые. Это указывает на то, что следы крови могли произойти от потерпевшей П. Расчетная (условная) вероятность того, что эти следы действительно произошли от потерпевшей П., составляет не менее 99,999 %. Происхождение этих следов от гр-на К. исключается.
  • Препарат ДНК, выделенный из следов желтовато-коричневого цвета на клинке ножа (следы слюны с примесью крови), представляет собой смесь как минимум двух индивидуальных ДНК – женской и мужской половой принадлежности. При этом генотипические характеристики данного препарата ДНК соответствуют варианту суммарного профиля ПДАФ ДНК П. и К. Таким образом, эти следы могли произойти от смешения крови П. и слюны К. Расчетная (условная) вероятность того, что следы слюны с примесью крови действительно произошли именно от К. и П. по результатам молекулярно-генетической экспертизы составляет не менее 99,999 %.

В данном случае дополнительное выяснение обстоятельств дела позволило избежать ошибочного вывода о происхождении крови на ноже от подозреваемого К., а проведение комплексного биологического и молекулярно-генетического исследования – достоверно и дифференцированно высказаться о происхождении выявленного биологического материала (крови и слюны) от потерпевшей и подозреваемого.

Пример № 2

“… в дневное время гр-н Т., находясь на трассе … в автомобиле марки “Газель”, гос. номер … совершил половое сношение с применением насилия с несовершеннолетней В.” В ходе проведения судебно-биологической экспертизы в содержимом влагалища потерпевшей В. была обнаружена сперма, а в смывах с полового члена гр-на Т. найдена слюна. Кровь потерпевшей В. и подозреваемого Т.

оказалась одногруппна по системе АВО (относится к Аβ группе), следовательно, категорично высказаться о происхождении выявленных объектов от конкретных лиц экспертом биологом не представилось бы возможным. В связи с этим. установление групповой принадлежности содержимого влагалища В. и смывов с полового члена Т.

не проводилось с целью сохранения материала для проведения молекулярно-генетического исследования:

  • Препарат ДНК, выделенный из слюны, обнаруженной на половом члене гр-на Т., содержит ДНК женской половой принадлежности и полностью совпадает с препаратом ДНК потерпевшей В. Следовательно, слюна на половом члене гр-на Т. могла произойти от потерпевшей В. с условной расчетной вероятностью не менее 99,999 %;
  • Препарат спермальной фракции ДНК содержимого влагалища В., содержит ДНК мужской половой принадлежности и полностью совпадает с препаратом ДНК Т. Условная расчетная вероятность происхождения следов спермы в содержимом влагалища В. именно от Т. составляет не менее 99,999 %.

Правильно выбранная тактика исследования позволила сохранить обнаруженный биологический материал для генетического анализа и высказаться о его происхождении с высокой степенью достоверности (выводы судебно-биологической экспертизы имели бы вероятностный характер). Данная тактика особенно актуальна, когда речь идет о половых преступлениях, когда количество участников преступления более двух человек или отсутствуют подозреваемые лица.

Пример № 3

“…в вечернее время находясь в доме № … в ходе ссо-ры Н. нанес удары пустой бутылкой и разделочной доской в область головы и по телу потерпевшей Л., причинив ей телесные повреждения, от которых потерпевшая скончалась…”

На экспертизу были представлены бутылка, фрагмент табурета, палка, щипцы для белья, которые обвиняемый засовывал потерпевшей во влагалище и прямую кишку.

В процессе исследования на щипцах для белья (в постановлении деревянная палка), палке, фрагментах табурета и бутылке найдены клетки характерные для эпидермиса (кожи), слизистой влагалища и прямой кишки, фрагменты соединительной, гладкой мышечной и жировой тканей, элементы кала.

Кроме того, в части следов на фрагментах табурета, на щипцах для белья, палке и бутылке найдена кровь человека.
При определении групповой принадлежности крови и клеток на щипцах для белья, палке, фрагментах табурета и бутылке установлена Вα группа. Потерпевшая и обвиняемый оказались одногруппны по системам АВО и Нр, их групповая принадлежность Вα, Нр 1-1:

  • Молекулярно-генетическим методом на вышеуказанных предметах был установлен женский генетический пол. Это позволило исключить происхождение данных следов крови и клеток от обвиняемого Н.

При проведении данной экспертизы удалось избежать дорогостоящего и объемного молекулярно-генетического идентификационного анализа обнаруженных следов. Дифференцирования половой принадлежности молекулярно- генетическим методом оказалось достаточным для исключения происхождения следов от подозреваемого.

Невозможно выработать единый алгоритм судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, так как каждая экспертиза уникальна и требует индивидуального подхода. Однако именно тесное сотрудничество экспертов биологов, цитологов и генетиков позволяет выработать особый подход к исследованию, повышает эффективность и доказательное значение экспертизы в целом.

Источник: http://journal.forens-lit.ru/node/77

Наследить с ДНК. Как судебно-генетические экспертизы помогают раскрывать преступления

Возможности использования следов рук для проведения судебно-биологической экспертизы ДНК человека (Латыпов С.И.)

Cудебно-генетические экспертизы проводятся в Беларуси уже более 20 лет. Сегодня можно идентифицировать человека по миллилитру крови, волосу, тактильному следу.

Порой результаты  генетической экспертизы могут cтать главным доказательством вины человека.

Но насколько этот метод безошибочен? Об этом «АиФ» поговорил с представителями Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь (ГКСЭ).

Как рассказала «АиФ» начальник отдела генетических экспертиз Виктория КОРБАН, сегодня в республике проводятся более 17 тысяч судебно-генетических экспертиз в год. Причем если ранее они в основном назначались по тяжким и особо тяжким преступлениям, то сегодня – практически по всем видам преступлений, где есть возможность определить биологические следы.

– Когда мы только начинали, для получения гарантированного результата требовалось не менее 10 миллилитров крови. Сегодня чувствительность генетических методов такова, что мы не ограничены количеством материала. Эксперты, к примеру, могут определить генотип по следу с ручки, которую держал человек, с одежды, к которой он прикасался.

Громкие дела

В подтверждение своих слов эксперт привела несколько примеров.

КСТАТИ

Сегодня в базе генотипоскопического учета – почти 200 тысяч генотипов. Здесь находятся генотипы следов с мест нераскрытых преступлений, генотипы родственников без вести пропавших (добровольный банк), неопознанных трупов, подотчетных лиц (осужденные, обвиняемые, подозреваемые в совершении тяжких и особо тяжких преступлений), лиц, определяемых правоохранительными органами.

Все эксперты и криминалисты также генотипированы, чтобы избежать смешения следов, ошибок.

– В конце 2012 года бывшая сирота, которую воспитывала приемная семья в Италии, в один из приездов в Беларусь неожиданно пропала. Приемные родители забили тревогу. В Беларуси у девушки были дальние родственники. В их машине следователи обнаружили пятно крови.

Этот биологический след был передан нам. Одновременно из Италии пришли личные вещи пропавшей девушки. В результате эксперты установили, что кровь в машине принадлежит именно ей. Впоследствии оказалось, что ее убили родственники.

Труп был тайно захоронен под Минском, но, после того как там стала проседать земля, тело выкопали, расчленили и сожгли. Идентифицировать останки было практически невозможно. Но нам удалось. Для этого были просеяны более 50 мешков земли с места захоронения.

  В итоге удалось найти несколько волос и две ногтевые пластины, по которым мы установили генотип и его принадлежность убитой.

В деревне Столинского района после новогодней дискотеки пропала 12-летняя девочка. Недалеко от ее дома были найдены несколько пятен крови, предметы одежды, в том числе порванный бюстгальтер.

Опытный эксперт предложил исследовать контактные следы на белье, потому что, чтобы его разорвать, нужно было приложить значительные усилия.  Нам удалось получить смешанный генотип: девочки и неизвестного. Далее следователи стали присылать нам для сравнения образцы биологических следов подозреваемых людей, жителей деревни.

Всего поступили более 130 образцов. И один из них совпал! Уже вечером подозреваемый указал следователям место захоронения убитой девочки.

Или нашумевшее дело Юлии Саламатиной. Девушка была убита, труп расчленен и сожжен. Костные останки после сожжения – самые сложные объекты для исследования. Однако нам удалось идентифицировать их.

А на след убийцы вышли по небольшому пятну крови, найденному в его квартире. Нам удалось установить, что это кровь Юлии.

Всего по этому делу были выполнены свыше 20 экспертиз, результаты которых главным образом и повлияли на выбор версии убийства.

Эти преступления удалось раскрыть именно благодаря современному уровню развития судебно-биологической экспертизы и высокой квалификации экспертов, работающих в ГКСЭ.

Есть ли риски?

Несмотря на такую эффективность, критика этого метода присутствует. В ряде книг и статей, к примеру, в книге профессора Нью-Йоркского университета Э. Мерфи «Внутри клетки: темная сторона судебной экспертизы ДНК*», в работах журналиста М.

 Шера, ставится под сомнение тот факт, что результаты ДНК-исследований могут быть стопроцентным доказательством вины человека. Одна из причин – ничтожно малое количество используемого генного материала, которое может стать основанием для тяжкого обвинения.

«Точность ДНК-профилирования зависит от того, сколько участков генома исследовали: чем больше, тем точнее анализ. Однако, когда образец ДНК очень мал либо испорчен или в нем смешаны ДНК разных людей, сравнение множества участков может быть невозможным.

Это существенно снижает точность анализа», – пишут исследователи. Возможны ли такие ошибки у нас? Как от этого защититься?

– Прежде всего, сами по себе результаты генетических экспертиз не могут быть стопроцентным доказательством вины человека. Виновность определяет суд с учетом всех обстоятельств, – объясняет Александр ШИМКО, начальник управления генотипоскопического учета.

– Мы идентифицируем биологический след, определяем степень вероятности его принадлежности определенному человеку, а следователи уже разбираются, как этот след мог оказаться на месте преступления.

Если результаты генетической экспертизы не согласуются с установленными обстоятельствами дела, эксперта, как правило, допрашивают в суде о том, каким образом были получены такие данные. Я не помню случаев, когда ошибка была совершена по вине судэкспертов. Были единичные случаи, когда в результате следственных действий перепутали образцы для экспертиз.

Но все это возможно установить в суде. Мы прекрасно понимаем, насколько важны результаты экспертиз, поэтому у нас налажена эффективная система контроля. Ни одни результаты экспертиз не будут отправлены следователям, пока их не изучит более опытный эксперт, руководитель экспертного подразделения.

– Гарантией от ошибок служат высокая квалификация эксперта, современное оборудование и система контроля, – добавляет Сергей БОРОВКО, начальник управления судебно-биологических экспертиз. – По всем этим критериям наша экспертная служба соответствует современным европейским стандартам.

Экспертизы проводятся по так называемому «золотому стандарту»: выделение ДНК с помощью коммерческих реагентов и исследование методом капиллярного электрофореза. Безусловно, могут возникнуть сложные ситуации, когда образец испорчен или в нем слишком много генотипов. Это снижает точность результатов.

Но в таких случаях наши эксперты дают заключение о невозможности получения результата. Что касается американского опыта, то в США, например, подсчитали, что расследование одного уголовного дела обходится в 20 тыс.

долларов, а наличие ДНК-базы, которая может за считаные минуты выдать совпадение генотипов, сводит стоимость к 200 долларам, что говорит о высокой  эффективности генетических экспертиз.

Помощь для оправдания

С внедрением метода ДНК-анализа в мире уже оправданы сотни людей, ранее ошибочно осужденные за преступления, которых не совершали.

Широко известен проект «Невиновность», инициированный адвокатским сообществом и Минюстом США, получивший распространение в Великобритании, Канаде, Новой Зеландии и других странах. Суть проекта – пересмотр тех дел, где ранее не использовалась судебно-генетическая экспертиза.

Только в США в рамках проекта уже оправданы более 300 человек, в том числе приговоренные к смертной казни.  Возможен ли технически такой проект в нашей стране?

– Технически это возможно, если сохранились вещественные доказательства и не разрушились биологические следы, – поясняет Виктория Корбан.

– Но в нашей практике пока таких запросов от правоохранительных органов не поступало. Политика государства главным образом направлена на пересмотр ранее не раскрытых дел.

Благодаря новым методам мы можем сегодня идентифицировать следы с места преступления, которые ранее невозможно было определить.

– Если говорить о сегодняшних делах, то благодаря генетической экспертизе невиновные люди остаются на свободе.

Недаром через нас в рамках отдельных дел проходят образцы сотен людей, – дополняет Александр Шимко.

– Именно выводы генетической экпертизы определяют их дальнейший процессуальный статус, помогая следствию среди косвенных улик и большого круга подозреваемых выявить истинного преступника.

*ДНК(дезоксирибонуклеиновая кислота) – макромолекула, обеспечивающая хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития живых организмов.

Источник: http://www.AiF.by/social/nasledit_s_dnk_kak_sudebno_geneticheskie_ekspertizy_pomogayut_raskryvat_prestupleniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.